Нил Олег (nilloleg) wrote,
Нил Олег
nilloleg

Category:

Сказ о Ладе, Свароге да о Роде, отце нашем (часть 1)

От Рода Лада. Да не та награда, что Живою да Марою была рада. Да то награда была, что сиротою жила. Одна одинёшенька осталась в мире Навьем, в царстве за мостом Калиновым.

Да приветили её Виевичи. Стала жить она с ними. Да не радостно было то житьё-бытьё.

Выкормили они Ладушку, да и над работой заморили: она и ткет, она и прядет, она и прибирает, она и за все отвечает.

Буря Яга Виевна имела трёх дочерей. Меньшая звалась Тугою и была она одноглазка, средняя звалась Желею и была двуглазка, а старшая звалась Карной и была триглазка. Дочерей своих Яга лелеяла и пестовала, не работой, а заботой окружала. Дочери только и знали, что тоской тосковать, унынием ныть да докукой скучать. Летали они по миру, поминая живых и мёртвых, горе привечая да плачем донимая.

Слова доброго никогда не слыхала Ладушка от Виевичей.

Токмо коровушка Земун и привечала Ладу сиротинушку.

Выйдет, бывало, Ладушка в поле, обнимет коровку, ляжет к ней на шейку и рассказывает, как ей тяжко жить-поживать:

– Коровушка-матушка! Меня бьют-журят, хлеба не дают, плакать не велят. К завтрашнему дню мне велено напрясть, наткать, побелить меряно-немеряно...

А коровушка ей в ответ:

– Ладушка, влезь ко мне в одно ушко, а в другое вылезь – все будет сработано.

Так и сбывалось. Влезет Лада коровушке в одно ушко, вылезет из другого – все готово: и наткано, и побелено.

Яга поглядит, покряхтит, а Ладушке ещё больше работы задаст.

Ладушка опять придет к коровушке, обнимет ее, погладит, в одно ушко влезет, в другое вылезет и готовенькое возьмет, принесет Буре Яге.

Говорит как-то коровушка Земун Ладе:

– Знаешь, девица красная, кто у Бури Яги сидит на столбе высоком, на железном, столбе в двенадцать сажен, Калинов мост сторожит, и службой тою дорожит?


– Знаю, коровушка милая. Кот Баюн там сидит.

– А знаешь ли, чем кот тот промышляет, чем примечает?

– Знаю, голос его слышен за семь седьмых верст, и виден хвост его за семь верст; как замурлыкает, бывало, так напустит, на кого захочет, заколдованный сон, которого и не отличишь, не знаючи, от смерти.

– А знаешь ли, Ладушка, что не приветив котика того, не сдюжишь ты супротив Яги Виевны и дочек её?

– И что делать мне?

– А полезай ко мне в одно ушко, а в другое вылезь – все будет сработано.

Зашла Лада в ушко коровы Земун. А там кузнецы сварожьи. Сковали они ей на голову три колпака железные, приготовили три просвиры железные, железные рукавицы сковали, дали клещи чугунные да три прута: один железный, другой медный, третий оловянный.

Вышла Лада в другое ушко коровье.

– Ступай, девица красная, за котом Баюном. Трех верст не дойдешь, как станет тебя сильный сон одолевать – кот Баюн напустит. Ты смотри – не спи, руку за руку закидывай, ногу за ногой волочи, а инде и катком катись; а если уснешь, кот Баюн до смерти убаюкает тебя!

Научила её, как и что делать, и отпустила в дорогу.

Долго ли, коротко ли, близко ли, далеко ли – пришла Ладушка к мосту Калинову. За три версты стал её сон одолевать. Она надевает рукавицы железные, нахлобучивает три колпака железные, руку за руку закидывает, ногу за ногой волочит, а то и катком катится; кое-как выдержала дремоту и очутилася у самого столба.

Кот Баюн увидел Ладу, заворчал, заурчал да со столба прыг ей на голову – один колпак разбил и другой разбил, взялся было за третий.

Тут Лада исхитрилась, ухватила кота клещами, сволокла наземь и давай оглаживать прутьями. Наперво секла железным прутом; изломала железный, принялася угощать медным – и этот изломала и принялася бить оловянным. Оловянный прут гнется, не ломится, вокруг хребта обвивается.

А кот Баюн начал сказки рассказывать: про Виевичей, про Ягу, про ягиных дочерей. Лада его не слушает, знай охаживает прутом.

Невмоготу стало коту, видит, что заговорить нельзя, он и взмолился:

– Покинь меня, девица красная! Что надо, всё тебе сделаю.

– А пойдёшь со мной?

– Куда хошь, пойду.

Кот позвал Ладу в гости, посадил за стол и наклал хлеба целые вороха. Лада съела ломтя три-четыре, да и будет! В горло не лезет. Заворчал на неё кот, заурчал:

– Какая же ты боженка, от Рода рождена, коли не сможешь супротив меня хлеба съесть?

Отвечает Лада:

– Я к вашему хлебу не привыкла; а есть у меня в сумке дорожные русские сухарики – взять было их и закусить на голодное брюхо!

Вынула железную просвиру и словно глодать собирается.

– А ну,– просит Баюн,– дай-ка мне отведать, каковы русские сухари?

Дала ему Лада железную просвиру – кот всю дочиста сглодал, дала ему другую – и ту изгрыз, дала ему третью – он грыз, грыз, зубы поломал, бросил просвиру на стол и говорит:

– Нет, не смогу! Больно крепки русские сухари!

Пошла Лада в обратный путь и кота за собой повела.

Кот сховался в кустах, задремал до поры.

Вот Яга Виевна позвала свою дочь Тугу и говорит ей:

Дочь моя хорошая, дочь моя пригожая, поди догляди, кто сироте помогает: и ткет, и прядет?

Пошла Туга с Ладою в лес, пошла с нею в поле, да забыла матушкино приказание, распеклась на солнышке, разлеглась на травушке.

А кот Баюн приговаривает из кустиков:

Спи, глазок, спи глазок!

Глазок у Туги-одноглазки и заснул. Пока та спала, коровушка Земун все работы сотворила.

Так ничего Виевна не дозналась и послала вторую дочь – Желю-двуглазку:

Дочь моя хорошая, дочь моя пригожая, поди догляди, кто сироте помогает.

Желя пошла с Ладою, забыла матушкино приказание, на солнышке распеклась, на травушке разлеглась.

А кот Баюн из кустиков баюкает:

Спи, глазок, спи, другой!

Желя глаза и смежила. Коровушка все работы сотворила, а Желя-двуглазка всё спала.

Рассердилась Яга и на третий день послала старшую дочь – Карну-триглазку, а сиротке ещё больше работы задала.

Карна попрыгала, попрыгала, на солнышке разморилась и на травушку упала.

А кот Баюн из кустиков поёт:

Спи, глазок, спи, другой!

А о третьем глазке и забыл.

Два глаза у Карны заснули, а третий глядит и все видит: как Лада корове в одно ушко влезла, в другое вылезла, и готовы работы все.

Карна-триглазка вернулась домой и матери все рассказала.

Яга обрадовалась, на другой же день пришла к мужу:

Режь корову Земун!

Муж и так и сяк:

Что ты, дура, в уме ли! Почто корову резать?!

Режь, да и только!

Делать нечего. Стал точить жало. Лада про это спознала, в поле побежала, обняла коровушку и говорит:

Коровушка-матушка! Тебя резать хотят.

А коровушка ей отвечает:

А ты, красная девица, моего мяса не ешь, а косточки мои собери, в платочек завяжи, в саду их схорони и никогда меня не забывай: каждое утро косточки водою поливай.

А кот Баюн повинился перед Ладушкой:

– Прости меня дева ясная, не доглядел я! Запамятовал, что младшая дочка Виевна о трёх глазах! Зато есть у меня ещё сказка одна, коию я ещё не рассказал тебе. Есть у старого бога подземельного одна вещица волшебная: перышко сварожье – ясное соколье. Счастье будет деве той, что пёрышко то заполучит.

Запомнила слова те Ладушка, не стала винить кота Баюна.

Порезали коровушку Земун. Плачем плачут нивы и реки, стоном стонут деревья, жалью жалуются звёзды в небе.

Млечным путём по небу протянулись молочные реки из сосцов коровушки Земун.

Закручинилась Лада. Но делать нечего.

Всё сделала она, что коровушка Земун ей завещала: голодом голодала, мяса её в рот не брала, косточки её зарыла и каждый день в саду поливала.

И выросла из них яблонька, да какая! Яблочки на ней висят наливные, листья шумят золотые, веточки гнутся серебряные. Кто ни едет мимо – останавливается, кто проходит близко – заглядывается.

Вези, вези её, старик, – говорит Яга мужу, – куда хочешь, чтобы мои глаза её не видали! Вези её в леса навьи, на трескучий мороз.

Старик затужил, однако делать нечего, бабы не переспоришь. Запряг коней:

Садись, Ладушка, в сани.

Повез сиротинку в лес, свалил в сугроб под большую ель и уехал.

Сидит Ладушка под елью, дрожит, озноб ее пробирает. Вдруг слышит – невдалеке Велес по елкам потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает. Очутился на той ели, под которой Лада сидит, и сверху её спрашивает:

Тепло ли тебе, девица?

Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.

Велес стал ниже спускаться, сильнее потрескивает, пощелкивает:

Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная?

Она чуть дух переводит:

Тепло, Морозушко, тепло, батюшка.

Велес ещё ниже спустился, пуще затрещал, сильнее защелкал:

Тепло ли тебе, девица? Тепло ли тебе, красная? Тепло ли тебе, Ладушка?

Девица окостеневать стала, чуть-чуть языком шевелит:

Ой, тепло, голубчик Морозушко!

Тут Велес сжалился над девой красной, окутал её теплыми шубами, отогрел пуховыми одеялами.

А Яга по ней уж поминки справляет, печёт блины и кричит мужу:

Ступай, старый хрыч, вези свою дочь хоронить!

Поехал старик в лес, доезжает до того места, – под большою елью сидит Лада, веселая, румяная, в собольей шубе, вся в золоте, в серебре, и около – короб с богатыми подарками.

Старик подивился, положил все добро в сани, посадил Ладу, повёз домой.

А дома Яга печет блины, а кот Баюн мурлычет:

Ладушку в злате, в серебре везут, а Виевных замуж не берут.

Яга бросит ему блин:

Не так мурлычешь! Говори: «Виевен замуж берут, а Лады косточки везут...»

Баюн съест блин и опять:

Ладушку в злате, в серебре везут, а Виевных дочерей замуж не берут.

Буря Яга блины кидала ему и била его кочергой, а кот – всё своё...

Вдруг заскрипели ворота, отворилась дверь, в дом идет Лада – в злате-серебре, так и сияет. А за ней несут короб высокий, тяжелый. Яга глянула – и руки врозь...

Запрягай, старый, других коней! Вези, вези моих дочерей в лес да посади на то же место...

Старик посадил всех троих дочерей в сани, повез их в лес на то же место, вывалил в сугроб под высокой елью и уехал.

Сидят девки, зубами стучат.

А Велес по лесу потрескивает, с елки на елку поскакивает, пощелкивает, на девок поглядывает:

Тепло ли вам, девицы?

А они ему:

Ой, студено! Не скрипи, не трещи, Морозко...

Морозко стал ниже спускаться, пуще потрескивать, пощелкивать.

Тепло ли вам, девицы? Тепло ли вам, красные?

Ой, руки, ноги отмерзли! Уйди, Морозко...

Еще ниже спустился Велес, сильнее приударил, затрещал, защелкал:

Тепло ли вам, девицы? Тепло ли вам, красные?

Ой, совсем застудил! Сгинь, пропади, проклятый Морозко!

Рассердился Велес да так хватил, что окостенели дочери Виевны.

Чуть свет Буря Яга посылает мужа:

Запрягай скорее, старый, поезжай за дочерьми, привези их в злате-серебре...

Старик уехал.

А кот Баюн свои сказки мурлычет:

Ладушку замуж берут, а Виевных кости везут.

Яга кинула ему пирог:

Не так мурлычешь! Скажи: «Виевных дочерей в злате-серебре везут...»

А кот Баюн всё своё:

Ладушку замуж берут, а Виевных кости везут...

Заскрипели ворота, старуха кинулась встречать дочерей. Рогожу отвернула, а дочки лежат в санях едва живые.

– Пой им песни свои, Баюн! – заголосила Виевна, – А то помрут совсем!

Много ли времени прошло, мало ли, Карнушка, Желька да Тужинушка выздоровели.

Гуляли они раз по саду. На ту пору ехал мимо сам Стрибог, правя конями-ветрами. Увидел в саду наливные яблочки, стал затрагивать девушек:

Девицы-красавицы, которая из вас мне яблочко поднесет, той могу счастья великого дать.

Три сестры и бросились одна перед другой к яблоне.

А яблочки-то висели низко, под руками были, а тут поднялись высоко, далеко над головами.

Сестры хотели их сбить – листья глаза засыпают, хотели сорвать – сучки косы расплетают. Как ни бились, ни метались – руки изодрали, а достать не могли.

Подошла Лада – веточки к ней приклонились и яблочки к ней опустились. Угостила она Стрибога.

А тот и приветил её:

– Али ты это, Ладо-матушка?! Почто сиротствуешь в царстве Навьем? Ужли не смогу забрать тебя отсюда?

И забрал её прочь из царства Навьего.

И поехали они в Ирей светлый.

Стала жить Лада с божьей радостью вместе с сёстрами своими Живою и Марою. И стала она в добре поживать, лиха не знать.

Род радовался такому счастью.

Поехал отец по мирам задольным и спрашивает дочек:

Что вам, дочки подарить, чем порадовать?

И просят Жива и Мара радости девичьей.

А Лада стоит да молчит. Спрашивает ее отец:

А что тебе, доченька, подарить?

А добудь мне, батюшка, перышко сварожье – ясное соколье.

Приезжает отец, привозит дочкам подарки, а перышка не нашел.

Поехал отец в другой раз.

Ну, – говорит, – дочки, заказывайте подарки.

Обрадовались старшая и средняя дочки. Вновь задали отцу простые задачки. А Лада опять заказывает:

Найди мне, батюшка, перышко сварожье – ясное соколье.

Ходил отец, искал-искал, а перышка не нашел. Приехал без перышка.

Ладно. Поехал старик в третий раз.

Несложные задачки от Живы да Мары. А Лада опять просит:

Батюшка, отыщи перышко сварожье – ясное соколье.

Ходил отец весь день, а перышка не нашел. Выехал из царства Навьего, а навстречу ему сам царь подземельный. Старый, как сама мать Сыра-Земля. Корнями пророс в самое чрево её. Веки его стелились по земле, смешиваясь с космами и травами, поросшими и по землям его и по телу его.

Здорово, старый! – сказал ему отец.

Здравствуй, милый отец наш Род от Рода! Куда путь-дорогу держишь?

В Ирей пресветлый. Да вот горе у меня: меньшая дочка наказывала добыть перышко сварожье – ясное соколье.

Есть у меня такое перышко, да оно заветное; но для доброго человека, куда ни шло, отдам. Но исполни просьбу мою одну.

– Загадывай, старый чёрт! От черты до черты просьбу твою исполню!

– Да есть в мире то, не знамо что. И находится это там, не знаю где.

– Ох, мудрёное же ты задание мне задаёшь! Почто тебе это не знамо что?!

– Отец мой, сие надобно мне, дабы избавиться от жены моей. Не могу терпеть её более. Поможешь мне, помогу и тебе! Но сам скажи, а стоит ли пёрышко того?

Вздохнул отец:

– Дочь моя долго со мною не была! Любовью обделена, не хочу более от рода её отрывать. Сделаю то, чего просишь.

– Тогда пойди к коту Баюну, он даст тебе клубок кудесный, коли расскажешь ему беду твою. Коли не загрызёт тебя, не разорвёт когтями своими железными, то сослужит тебе службу.

Пошёл отец к мосту Калинову, отыскал кота Баюна.

Не действовали на отца песни его убаюкивающие, сказки его дрёмные. Да и когтей его не страшился отец.

Рассказал Баюну историю свою.

Баюн как прознал, что это Лада ищет пёрышко сварожье сокола ясного, покачал головой:

– Сразу бы ты ко мне пришёл, отче! Я бы тебе не клубок украл у Яги, а само пёрышко у Вия. А так принесу я тебе клубочек кудесный.

Вмиг обернулся кот Баюн. Принёс он клубочек, отдал и наказал, как и куда идти. Наказал спрятаться и ждать, когда чего образуется.

– Доброго пути тебе, отец наш! – мурлыкал кот на прощание.

Клубочек покатился прямехонько в город-не-город в стране-не-стране.

(продолжение следует)









Tags: Велес, ЖИВАЯ ВОДА, Макошь, Род, СНЫ АНГЕЛОВ (роман), кот Баюн, сказки, фэнтези
Subscribe

promo nilloleg april 22, 2016 09:17 15
Buy for 20 tokens
Видите эту юную, глазастую девушку на фотографии? Красивая, не так ли? Не заглядывая в статью, попробуйте представить, чем занимается эта милая девушка с Сахалина с зашкаливающей няшностью, так сказать? Просто забейте в поиск «катя кловер», уберите безопасные настройки и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments