nilloleg

Categories:

Эпоха цифробесия 7: последний шанс капитализма

Мир кончился? Нет, не в смысле конца света, хотя… На самом деле  просто дальнейшая экспансия на планете Земля невозможна, достигнут  «предел роста». Значит, по Марксу и А.Смиту, без дальнейшего расширения  рынков капитализм как бы тоже должен закончиться.

Ан-нет! Были придуманы и запущены два, казалось бы, генитальных решения: виртуализация и цифровизация (в прошлой статье мы начали обсуждать монетизацию социума через оцифровку). 

И  специально под них даже такой великолепный инструмент, как коронобесие  замутили, дабы всех добровольно-принудительно оцифровать и  виртуализировать.

И потом выстраивать экономику уже там – в  виртуальном мире, как это показано в недавнем фильме “Первому игроку  приготовится". Чем не расширение рынков?

Ведь возможности финансовых пузырей в виртуальной реальности могут оказаться неограниченными. Однако, могут ли? Посмотрим!

Три кита vs. три пиявки

Три кита любой экономики: ресурсы, деньги, производство, или в другой интерпретации: природные богатства, капитал, труд. 

Исходя из этой формулы, три кита в виртуальной экономике:

ресурсы – временной, психический и жизненный потенциал всех юзеров;

капитал – виртуальные валюты;

производство – виртуальные продукты.

Уместно  также вспомнить такую экзотическую триаду, связанную с паразитической  экономикой (описана А.Девятовым), т.е. 3 способа «извлечения богатства  из ничего» внутри мировой финансовой олигархии: ссудный процент,  обменный курс и репутация человеческого фактора (капитализация ожиданий  или goodwill).

Теперь учтём, что виртуальная экономика может быть  исключительно паразитической, т.к. реально она ничего не будет  создавать, а только эксплуатировать психический ресурс юзеров, по факту –  их время, их жизнь. 

Тогда вместо трёх китов рождаются три пиявки и могут быть таковыми: 

Вотчина процентщиков:  эмиссия и ссудный процент – виртуальные деньги, что теперь  предусмотрено как биткойн и всякие варианты e-money, а также виртуальный  вариант рейганомики и, как таковой, ссудный процент кредитования, по  сути ограниченный исключительно только жадностью гешефтмахеров этой  виртуальной эмиссии. Хотя есть ограничение роста: людской временной  ресурс также подойдёт к концу (юзеры склонны умирать от истощения,  понимаете ли!);

Вотчина менял: обменный курс, капитализация  активов – все варианты финансовых пирамид, а также «резервная  ликвидность» в виде виртуальных наркотиков – игры, казино, тотализаторы и  пр. «убиватели времени», эксплуатирующие различные виды человеческих  аддикций;

Вотчина оценщиков: капитализация ожиданий, оценка – роялти и прочие варианты интеллектуальной собственности, «экономика знаний» и пр.

И тут надувание финансово-виртуальных пузырей можно вести безгранично.

Мы часто писали (невротики vs. психотики, мир тотальной фрустрации или Фетишизм, вещизм и ониомания),  что для капитализма монетизируются лучше всего психологические проблемы  людей. А если подобных проблем мало, то их надо увеличить. Создание  цифровых олигофренов и кретинов надо поставить на поток.

На это и направлены все потуги монетизаторов всего живого и неживого. 

“Продаваться  должно всё, а что не продаётся должно исчезнуть!” – примерно так звучит  лозунг либералов, что создали современную финансовую систему.

Биткоиномания

Для начала неисчерпаемый рынок виртуальных денег, типа, биткоинов. Вотчина процентщиков.

Какие криптовалюты в топе в 2020 г.?

Биткойн  (BTC), капитализация – превышает $200 млрд, Tether, капитализация –  $6,4 млрд и прочие разной степени востребованности с меньшей  капитализацией.

Из общего объема торгов 20-ти крупнейших  криптовалютных бирж (предоставляющих достоверную информацию) в $379,3  млрд на популярную криптовалютную платформу Binance пришлось около  $219,5 млрд, а на Coinbase - около $45,7 млрд.

В 2020 г. суммарные  объемы торгов на легальных криптовалютных биржах составили примерно  $1,82 триллиона. Как вам оборот?! И это легальные! А чего творится на  нелегальных биржах, не скажет никто. 

Вот реальное получение гешефта из воздуха, богатства из ничего, из пустоты! 

Это основа виртуализации – базовые финансовые пузыри.

Игромания

Если  вы видели фильм «Первому игроку приготовиться…», то понимаете, каким  хотят видеть образ будущего сценаристы глобального олигархата.

Это мир, погружённый в виртуальную реальность,  чудесную, волшебную, благодаря 5G или даже 6G. И все люди там живут  играя, играют живя, играют играя… Короче, вообще непонятно, что они там  жрут, ведь никто толком не работает. Видимо на плантациях «третьего  мира» пашут рабы или роботы. Хотя и страна «первого мира» выглядит как  помесь курятника и свалки.

Ну, таковы современные оруэллы: «Я художник! Я так вижу! Давайте спорить!»

Не  надо искать логику, просто поверьте, примите и простите! Видимо, таков  девиз для поколений X, Y, Z. Они логику не учат, тип мышления  (клиповость и инфантильность) не позволяет.

Итак, вотчина менял.

Для примера возьмём рынок виртуальных игр. 

Оборот мирового рынка достиг отметки в $165 млрд. По оценкам Newzoo, в 2020 г. доход от мобильных игр составит $76,7 млрд. 

Много это или мало?

В контексте мировой  экономики с актуальным ВВП около $70 трлн. (не учитывая падение этого  года) доля рынка виртуальных игр – это лишь менее 0,5%. Не самый крупный  рынок. Но весьма динамичный! С учётом того, что в период виртуализации  мировой экономики и с постоянными локдаунами единственные неперегретые  рынки – цифровые и виртуальные. Единственные, кто вместо ковидла имеют  повидло, – это собственники цифровых империй. (Об этом мы писали:  ССЫЛКА)

По данным Game IQ, в России по тратам пользователей в I  полугодии 2020 г. лидируют игры класса Core (72%), на втором месте  Casual (25%), в играх класса Casino деньги тратят меньше всего (3%). По  загрузкам лидируют игры класса Casual (81%).

Топ по загрузкам возглавляет “Мой говорящий Том”, в то время как по потраченным средствам лидирует BrawlStars.

По факту основные потребители этого контента – люди с психологическими проблемами, многие из них впадают в зависимость от игр.

Для  капитализма невротики – самые лучшие потребители. Они живут из  дефицитарных потребностей, т.е. в душе у них пустота, которую они  склонны заполнять суррогатом удовольствия – покупками, играми,  «убиванием времени».

Ну, серьезно, разве рефлексирующий, психически здоровый и взрослый человек готов будет тратить деньги на подобное?… 

ТОП-5 самых дорогих виртуальных покупок:

5. Боевой пес с розовым эффектом небесного пламени – $38.000 (Dota 2)

4. Амстердам $50.000 (Second Life).

3. Яйцо $70.000 (Entropia Universe).

2. Хрустальный Дворец $330.000 (Entropia Universe).

1. Планета Калипсо $6.000.000 (Entropia Universe).

Заценили? Представили, насколько далеко можно увести людей от реальности, чтобы впаривать им подобное?

Капиталист видит лишь возможности для неограниченного роста рынка виртуальной хрени.

Понятно  для чего им этот мир с дополненной и виртуальной реальностью, для чего  им этот «прогресс технологий», который олигархату нужен лишь для одного:  сохранить свой статус.

С одной стороны появляется неограниченный  для экспансии рынок. С другой стороны люди не отвлекаются на социальную и  классовую борьбу, занятые ерундой.

Брендомания

Теперь рассмотрим вотчину оценщиков. 

Интересно,  как это будет работать на примере блокчейн в области интеллектуальной  собственности. Теперь ни один юзер не сможет избежать выплаты  всяко-разных роялти и прочих авторских прав. Правообладатели теперь  смогут вынудить юзеров платить, смогут даже шантажировать и заставлять  делать то, что будет выгодно хозяину.

Только представьте.  Если за прослушивание какой-нибудь песни каждый житель Земли выплатит  хотя бы по $1, то правообладатель даже пальцем не шевельнув получает $7  млрд.

Все понимают, что гешефт с любого искусства или  технологии собирают отнюдь не всегда авторы? Лишь редкие авторы могут  получать свой процент. 

Вообще даже термин «авторские права» звучит лицемерно, понимая, кто и как обычно завладевает этими правами.

Самый  наглядный пример: любимые всеми олигархи Б.Гейтц и М.Цуккерберг не  являются авторами соответствующих интеллектуальных продуктов, из которых  выросли цифровые империи Microsoft и Facebook. 

Тёмные истории о  том, как эти гешефтмахеры "кинули" настоящих авторов не так известны,  как распиаренные истории феноменального успеха юных гаражных гениев.

Понимаете,  что стоимость этих брендов является базой колоссальной капитализации  этих активов? Именно интеллектуальная собственность Билли и Марика  является насосом, который надувает финансовый пузырь активов под  соответствующими брендами.

И монополизация рынков данными брендами  проходила тоже отнюдь не по-светлому. Скольких они сожрали, увеличивая  капитализацию, прибыли...

И нынешняя цифровизация происходит с их подачи. Играют в долгую, что называется.

На фоне этих игроков цифрового рынка все роялти за всякие фильмы, песни и прочий контент – жалкая фигня.

Хотя уже теперь мировые объёмы подобных выплат колоссальны.

Например,  такой инструмент как франшиза. Наверняка знаете, что, например, многие  сети фастфуда не являются единой империей. Это конгломерат мелких и  средних бизнесов под единым брендом. Например, McDonalds, 7-Eleven, The  UPS Store и пр.

Доля франчайзинга в ВВП США составляет более $600  млрд (это около 4%). В Германии доля компаний работающих по франшизе –  122,8 млрд €. В Канаде объём этого рынка – 100 млрд канадских долларов,  или 10% ВВП страны. В Китае около около $46 млрд. Это данные на 2018 г.

Интересно,  что ковидокризис не сказался на этом рынке. Компании, которые  занимаются масштабированием бизнеса через развитие франчайзинговой сети,  по итогам I половины 2020 г. не только не потеряли, но и, наоборот,  нарастили количество партнеров и точек присутствия.

На самом деле тут речь о том, что крупные бренды пожирают мелкие. Как и всегда в кризис.

Конечно, так выгоднее вести бизнес – под вывеской крутого бренда.

Немалые  объёмы также правообладатели имеют с роялти и других видов  вознаграждения за передаваемые по лицензии права на интеллектуальную  собственность (ИС). Выплаты в зависимости от сферы могут доходить до 10%  (как в авиации, военной технике и электронике), но в среднем 1-5% в  прочих областях. Процент взимается обычно с валового или чистого дохода,  дополнительной прибыли, цены единицы (партии) продукции предприятия,  купившего и использующего объекты ИС.

Итак, отчисления за  авторские права, франшизы, бренды и прочие ноу-хау… Прибавим инструменты  кредитования и продажи виртуальных «богатств»… Чисто за счёт этого  постепенно реальное богатство всех обычных юзеров перекочует в карман  цифровых феодалов (или рабовладельцев – в цифре эти термины идентичны).

Есть ещё множество чудных инструментов, на которых зиждется либеральная финансовая модель. 

Например,  рейтинговые агентства, которые, по сути, раздают не столько рейтинги, а  скорее ярлык (что в итоге открывает или закрывает доступ к дешёвым  кредитам для бизнеса или даже государств). 

Или такие инструменты,  как пиар, реклама, пропаганда и маркетинг, без чего теперь ни малый  бизнес, ни крупный – никуда. А в цене некоторых товаров маркетинговая  составляющая может доходить до 90%. Как, например, в стоимости  хлопчатобумажной футболки за $300 от крутого бренда. Ведь понятно, что  себестоимость такой вещи не больше $5. Зато «я иду такая вся… Дольче  Габбана…» – дураку можно впарить что угодно. А одурачивание возведено в  принцип. (рекомендую прочесть: Информационная гигиена в эпоху инфо-фастфуда)

Онан vs. Маркс

Виртуальные  рынки по отношению к реальным то же, что онанизм по отношению к  коитусу. Удовольствие вроде одинаковое, но семя сливается в унитаз.  Бесплодное времяпрепровождение и времяубивание.

А гешефтмахеры тем временем получают прибыль из воздуха.

Станет ли виртуал спасением для капитализма? Есть ли потенциал в цифровизации?

Пока  есть большие сомнения, что вообще будет функциональна та система  экономики, что пытаются запустить цифровизаторы (глобальный олигархат).

Пока все их образы будущего больше похожи на  утопии и антиутопии толпо-элитарного характера. Но отказаться от своего  паразитирования и статуса "элиты" (с которым явно не справляются) они не  в состоянии.

Из научно описанных не утопических моделей  посткапиталистического мира есть лишь марксистская. Все прочие  напоминают хотелки футурологов разной степени необразованности.

Из  реально опробованных есть советские модели. Опыт огромный, есть что  изучать, есть с чем экспериментировать. И кстати, видно на примере  нынешнего руководства России, что эксперименты потихоньку начались. 

Ясна  пока лишь одна банальная вещь: мир не будет прежним. Либеральная модель  уже нефункциональна. И если не внедрять новые (или хорошо забытые  старые) методы управления, то придётся как европейцам просто вводить  тоталитарные локдауны под прикрытием очередного вируса паники. И тем  самым оттягивать конец… Но долго ли такие финты ушами можно проводить?

Ссылки на предыдущие материалы: Эпоха пурпуробесия 1. Эпоха нью-эйдж 2. Эпоха пурпуробесия 3. Эпоха Водолеебесия 4. Эпоха пурпуробесия 5: трансгуманизм. Эпоха цифробесия 6

Продолжение следует

Подпишитесь на наш канал НЕРАЗБУДДИЗМ

promo nilloleg april 22, 2016 09:17 15
Buy for 20 tokens
Видите эту юную, глазастую девушку на фотографии? Красивая, не так ли? Не заглядывая в статью, попробуйте представить, чем занимается эта милая девушка с Сахалина с зашкаливающей няшностью, так сказать? Просто забейте в поиск «катя кловер», уберите безопасные настройки и…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded