nilloleg

Category:

Сны ангелов 2-03 Четыре храна (Фэнтези-аудиосериал) (18+)

 Смерть всегда спрашивает бойцов: «А вы готовы к моему поцелую?» В четырнадцатой серии Олег находит странное место, которое охраняют  кощеи. Демон Алиса объясняет ему, что начинается битва, и ему предстоит  подготовиться...  

Слушать весь сериал в плейлисте:  https://www.youtube.com/playlist?list=PLQhvn3L__cB8pUh7_TWblCHlst8HtxTNJ 

Ждём от читателей-слушателей интереса и конструктивной критики.  Делитесь, пожалуйста,  впечатлениями в комментариях, подпишитесь на наш  канал, поддержите перепостом в соцсетях. Заранее благодарю!  

#Сны_ангелов

Прочесть в письменном виде:

3. Четыре храна

Чермнореченск, 23 августа, 21:45

Ребята пошли в общий зал, тот, где когда-то дискотека была. Олег и Лев хотели немного вздремнуть. 

У Коннора были ключи от всех близлежащих подвалов, кроме тех комнат, в которых расположились чернобожцы. 

Нельзя сказать, что Коннор был главным по подвалам, но он знал их очень хорошо. Он чаще других ходил в диггерские экспедиции, исследуя подземные лабиринты Чермнореченска. У него была и карта подземелий города. Коннора даже пару раз задерживали за диггерство.

Олег тоже пару раз ходил с ним в эти экспедиции, хотя не любил подземелья. 

Коннор открыл зал, и они все повалились на диванчик и кресла.

Чувствовали себя усталыми. Эти битвы в Дрёме утомили.

— Поспать, что ли? —  Лев улёгся на разодранный диван и стал ковырять его обивку. — А то от вас толку не добьёшься!..

— Никаких «спать»! — заорала какая-то девушка, выскакивая из темноты.

— Генри?!! — одновременно воскликнули все.

— Сволочи! Вот вы где! Я вас весь день вызвонить пытаюсь!

Henriette. Это она любит так называться! На французский манер (она вообще фанатела от всего, связанного с Парижем). 

В охренительных штанах и в соблазнительной маечке. Этот небольшой кусочек материи подчеркивал красивую грудь, открывал также живот с цветными тату и пирсингом в пупке. Руки Генри были в шрамах от сигарет, лезвий и зубов. Кое-где это было прикрыто цветными феньками.

Сия особа была неординарною. Это касалось не только странного поведения и соответствующего внешнего вида. Странное непринятие себя, своей жизни, родной русской культуры, да и Родины, ничем особенным не было обосновано. Разве что склонностью к эпатажу и моде. И внешностью, и интеллектом, и образованием, и воспитанием природа её не обидела. Мужички и даже девки тоже вились вокруг неё. Квартира её всегда была полна всяко-разного бомонда и тусовок. Часть этих тусовок она собирала в подвале, в котором под её чутким руководством происходило наведение уюта. Благо жила она в соседнем доме, и тусовка могла легко перейти из квартиры в подвал и назад.

Хлопцы, увидев её, тут же внутренне завизжали от восторга. Да уж! Она предстала во всей своей красе.

Олег видел её в Дрёме. Это было уникальное существо: стрекоза. Тело козы спереди, тело змеи сзади, две оперённых руки, две козлиных ноги и два крыла, как у феи или насекомого — стрекозы. Лицо было человеческим, и на нём была печать вечной озабоченности и суеты. Подобные стрекозлы, видимо, редкость. Странная грация её просто завораживала…

“Шесть конечностей! — думал Олег. — Как такое возможно?! Вроде млекопитающее! А как же золотое сечение? А сколько паразитов!..“

Это было очень странно. Хотя Олег встречал и более странные вещи в Дрёме… 

Она душила парней в объятиях, даже целовала взасос. Потом заявила:

— Всё! Вы от меня никуда не денетесь! Тут у нас нычка есть! Сейчас отпразднуем такое событие — майдан! Ну, кто отпразднует, а кто помянет! — она поржала, так как политика была для неё приколом. — И вам не отвертеться!

— Только если ты нас накормишь хорошо! — сказал Коннор, — А то голодные, как черти! Нет, даже нет — голодные, как Лёва!

Все заржали с каламбура, припоминая, что Лев любил пожрать, да и демон — сродни чёрту. А то, что он — демон, Лев подмечал при каждом удобном случае, некоторым это его непонятное бахвальство даже надоело.

Генри притащила лишь несколько бутылок:

— Вот водяра. В нычке только одна бутыль вина, а жрачки и вовсе нет! Сволочи какие-то сволокли! — Генриетта схватила Коннора за руку, и потащила куда-то. Он за ней. Видимо, в магазин или на винный базарчик. За едой и выпивкой. Благо круглосуточно!

— Идём за ними? — Лев вскочил и пошёл за Генри.

— Да, идём, а то рук свободных не хватит!

— Какая пописанная! — шёпотом ухнул Лев, потом вожделённо хмыкнул, — А сиськи!.. Она ещё не завязала?.. — потом он крикнул вслед Генри: — Вам помощь не нужна?.. — и добавил тихо: — Но сиськи и животик — это просто ППЦ!.. Я б в низ зарылся!..

— Ты её просто в Дрёме не видел! — усмехнулся Олег. О сексе со стрекозой, кишащей паразитами, можно забыть, а то и вовсе — о сексе как таковом…

— Я у Генри ещё не бывал! — сказал Лев, — У неё дома так же весело, как в голове?! И тоже крыша едет?!

Он заржал.

— Бухать будем в подвале, — пожал плечами Олег. — К ней в фатеру допускаются только избранные. Тебя туда не пустят!..

— Тебя больно часто пускали туда!..

— Было дело…

Лев злобно рявкнул что-то нечленораздельное.

— Злой ты, демон! — усмехнулся Олег. — Мне бы сейчас покоя… От суеты не забыться! У Генри своих бесов хватает. Своих — родных — алкогольно-никотиновых! И никакого колдовства, кроме пьяного угара и вечной болтовни о смысле и бессмысленности бытия…

И понеслось…

Когда они вернулись, в подвале уже была целая толпа, гремела музыка. Хорошая звукоизоляция, оставшаяся со времён ночного клуба, позволяла не сдерживаться в наращивании децибелов.

Большая часть тусовщиков была знакома Олегу только визуально. Огорчало только то, что тут была Александра, бывшая его девушка, с которой они не очень хорошо расстались в последний раз.

Тусовщики встретили их радушно. Уже были навеселе, но ещё не развеселились. Не обрели ещё того алкогольного безумия, когда нет забот, и всё «путём».

— Нас тут явно не хватало, — шепнул Олег Коннору. — Особенно — той кучи бутылок, что пришла с нами.

Узнав о количестве принесённого алкоголя, тусовщики возликовали и стали радостно приветствовать алко-экспедицию.

Повод для пьянки мог быть любым, но такой, как майдан, показался самым примечательным. Ведь не каждый день на площади бывает такое. Было что обсудить, отметить. Главное правило было свято: не поддерживать какую-либо сторону. Если кто начинал чрезмерно и без юмора и сарказма хвалить или ругать политиков или их действия, с пьянки его должны были выгнать.

Поначалу Олег с Коннором отказывались пить. Потом появилось выражение «по чуть-чуть», и в итоге — понеслась!..

Коннор не выдержал первый. Вскоре он уже хлестал целый стакан какого-то жуткого многоцветного коктейля под одобрительный рёв публики.

Ребята быстро влились в тусовку. Они стали такими, какими надо быть в этой атмосфере непрерывно нагнетаемого алкоголизма.

Олег на всякий случай решил не смотреть через Дрёму. Опасался в алкогольных парах увидеть что-нибудь жуткое. 

Веселье било через край. Всем было не скучно и прикольно. Вино лилось рекой, и впадало водопадом прямо в уста. И по глоткам оно заливало души. 

Лев, оказывается, уже был почти в стельку, лобзал пальчики ног какой-то девицы. Она хохотала от щекотки и щипала его за нос.

Олег пока держался. Выпил совсем чуть-чуть. Хотя веселился от души.

Ему на мгновение показалось странным, что возбуждение всё увеличивается и увеличивается. Куда уж дальше?..

Вот дурное вино, однако! Совсем чуть-чуть, а эффект, будто с какой-то наркотой.

Недобрый взгляд Александры сменялся зазывным её взором. Чего это она?..

Топот ног танцующих балбесов перемежался их же гомоном и воем, который у нас песней зовётся…

Генри трясла своей грудью прямо перед носом.

Но Олег слушал рассказ приятеля о приключениях в одной секте.

Ребята прикалывались с Ильи, а тот был тоже не прочь поприкалываться над собой, вспоминал свое сектантское прошлое. Когда-то он был в секте папы Маха, одного азиатского проповедника, что уже лет двадцать окучивал пространство бывшего СССР.

Илья стал рассказывать, как ехал раз на «семинар» с соратниками махуями на южный курорт. 

В лагере был строгий режим: подъем в пять утра, сразу же всеобщая молитва — двухчасовое стояние на коленях, причем многие в это время умудрялись спать. Затем — коллективное принятие пищи, в которую, наверняка, примешивали разные транквилизаторы. После — почти непрерывные лекции на разные умные, по мнению проповедников, темы. Потом обед, молитва на час, и уже потом — к четырем часам дня был отведен часок на отдых. Затем сразу же еще несколько лекций, после чего всех без ужина отправляли спать.

— От тоски было лишь одно средство! — Илья загадочно улыбнулся.

— Выпить! — хором поржали ребята.

— Выпить! — хихикал Илья, любовно глядя в желтизну стакана. — Но это было строжайше запрещено по канонам Маха. А мы срать хотели на его каноны! Ночью смывались в город, там хорошенько дринькали грузинских вин и уже потом с чистой душой — спать!..

Вместо шести часов спали час, но недостающее время отсыпали на молитвах — в «состоянии прямого экстатического общения с папой Махом», и на лекциях — в «состоянии полной сосредоточенности». Спать приходилось в нетрадиционных условиях…

Когда Илья покинул секту, азиаты никак не хотели отстать от него, ибо он был видным общественником. Сулили ему золотые и прочие горы, но революционное будущее уже не могло позволить ему вернуться в этот закостенелый в своих догмах мирок. Да ещё с учетом того, что махуи были связаны с какими-то крупными транснациональными корпорациями.

— Мне кажется, — сказал Илья со значительностью, — если бы мы не бухали, то мозги уехали бы напрочь. Я недавно встречал пару балбесов, которые не бухали с нами. Они меня не узнали... Могло бы показаться, что сделали вид... Но нет, все же — не узнали! У них словно память отшибло! Нам там мозги прочищали. Как только мы не сдвинулись мозгами?!

— Ты с папой Махом не связан махом?! Ну, это все забавно, но что тут поразительного? — пожал плечами Сильва. Что-то наклевывалось, но Илья как будто не всё ещё рассказал… Олег не успел спросить толком… 

— А чего ты тогда пить бросаешь?! — закричали ребята.

Олег уже не слышал, что рассказывал Илья.

Генриетта заслонила собой всё и позвала Олега в отдельный кабинет. 

Он сначала испугался, что ему придётся с ней заниматься сексом, но Генри сказала, что дело серьёзное. Они пошли в один из пустынных коридоров, где их никто бы не подслушал.

Девушка стала экзаменовать Олега по венерическим заболеваниям, потом прямо спросила о симптомах...

— А в чём дело-то? — возмутился Олег.

— В том, Коннор, что наша chere fillette где-то подцепила редкостную ***... — Генриетта всегда любила поругаться матом, а Алису называть «милой девушкой» по-французски.

— Откуда ты знаешь?

Генриетта сказала, что уже появились симптомы.

— Вспомни все мелочи, — сказала она. — Когда ты был с ней? Симптомы? Всё!..

Олега прошиб холодный пот. Так всегда: сначала делаешь, потом рефлексируешь последствия, а уж поздно:

— Не хочу пугать тебя, но, кажется, я на***ся…

Четыре руки стали лихорадочно рыскать в поисках сигарет.

— Завтра мы с Сашенькой договорились провериться... И ты идёшь! Серьёзная ***! Влипли же, ***!.. Зацепи и Сильву. Он ведь тоже с ней… Шлюха чёртова! Кто там ещё? Коннор вроде чистый…

— Погоди. А как у меня это может быть, если я с ней последний раз был месяца два назад?

— Не помешает. Иди и проверься!

Олегу стало противно продолжать этот разговор. То ли Генриетта всё врала, то ли Алиса действительно опустилась. Но и то и другое было отвратительно. 

Серьёзных симптомов у него не было на самом деле. Просто он хотел убедиться в том, насколько плохо относятся к Алисе.

Отношение к миленькой девочке стало совсем, как к немиленькой. Некоторые вообще открыто ей выражали своё презрение. Такой лидер мнений, как Генриетта, создавала это отношение. 

Алиса чувствовала это отчуждение. Но меняться не желала, а наоборот — шла во все тяжкие. Тем более, что презрение было не от всех. Некоторые её жалели, некоторые были равнодушны к интригам и сплетням. А сплетней вокруг Алисы всегда копилось множество. 

Олегу иногда казалось, что всю эту грязь распускают именно те, кто блядствуют не меньше её, но секретничают и делают вид недоступных и дорогих, а то и вовсе непорочных.

Было ещё кое-что. Генриетта как-то давно спросила Олега, не пропадало ли что-то после визитов Алисы? И тут же поведала о склонности Алисы к клептомании, что моментально подтвердили тогда Александра и Наташа Бобок (Бабуля, Бабушка тусовки, как её прозвали).

«Не думаю, что я подцепил что-то от Алисы!.. Все эти якобы симптомы… Ерунда это всё!» — Олег не верил этим домыслам. Однако за Алису он беспокоился очень сильно. Она ведь теперь сделалась почти изгоем, а вокруг неё клубились пошлые, странные и глупые интриги, слухи и сплетни. 

Хорошо, что Алиса отвлеклась от всей этой ерунды, хорошо, что появились джинны, все эти загадки. Это отвлечёт Алису от чёрных мыслей… А заодно и от её блядства.

И да, последние дни Алиса была немного другой. Олег заметил, что она воодушевилась ростом способностей ангелов. У неё появились цели в жизни. Светлые… 

Они вернулись к тусовке.

К Олегу тут же подошли Игорь и Илья. 

Илья и правда был трезвым. Олег поначалу не понял этого, так как трезвостью на пьянках Генриетты пахнет редко. Точнее — никогда. Как Илья умудрился воздержаться в этой атмосфере повального запоя, осталось загадкой, которую он не пожелал раскрывать.

— Тебя ждёт сегодня сюрприз! — сказал он.

— Хельгой зовут! — хохоча подхватил Коннор.

— Хельга?!! — Олег от неожиданности чуть не протрезвел. — Повтори: Хельга?!!

— Да, Хельга. Она должна прийти сегодня вместе с Алисой… — сказал Коннор. — Кстати, надо бы Алисе позвонить…

Он отошёл с телефоном.

— Интересно наблюдать за вами, как это происходит, — говорил Илья. — Ну, в смысле за бухающими! Постепенно у вас у всех вместо рефлексии остаются только реакции. По чуть-чуть — из людей в животных. И дурь каждого становится видна. Не только европейские джентльмены славились взаимной любовью с зелёным гадом. Наши рожи тоже окрасились в красные и синюшные цвета. Да и пошло по Руси. Дабы сокрыть себя от лицезрения недюжего жития-бытия, потребство еси залить зенки да прикорнуть втихаря. Али иначе — подрать глотку, да рванув себя и прочих за грудки за правду-матку-тетку…

— Поэму пишешь? — усмехнулся Олег. 

Илью куда-то увели возбуждённые девки. Видимо, с целью напоить и охмурить… Вряд ли получится! 

Градус пьянки нарастал. Через какое-то время Илья, как единственный трезвый, принялся устраивать конкурсы вместе с Коннором и Генриеттой. Конкурсы были дурацкими, связанными с политикой, но смешными…

На некоторое время в перерывах между развлекательным безумием, Генриетта в очередной раз присела Олегу на колени. Начала трещать о какой-то ерунде.

Олег думал, как бы заткнуть ей рот.

— Кстати, Генри, ты знаешь Хельгу, сестру Алиски? — спросил он. Убил двух зайцев сразу: и рот ей заткнул, и заодно попытался узнать об этой загадочной девушке.

Лучше бы он этого не делал! Рот он ей заткнул на одно, а открыл на другое. 

Что тут началось?! Взвился такой столб матерщины, что гости с трудом ловили свои падающие челюсти и, либо, крестясь, ломились прочь, либо застывали с диким интересом…

Генри вскочила, махала руками, топала ногами… 

— Прости, — попытался Олег прервать поток ругани, — ты так злишься на Хельгу. В чём дело?

— Тебе нравится эта сучка?!

Олег ещё раз пожалел, очень пожалел, что спросил, но сказал:

— Я её вообще не знаю… Она сестра Алисы!

Бешенство Генри продолжалось.

— Она же дура — у неё это на лице написано красной краской!.. Обе они одного поля ягоды! 

— Так! Стоп! В чем причина? Зависть? Ревность?

— Кельт, я на тебя обижусь! Не испугаюсь твоих гипнозов и так тебя прокляну, что у тебя… 

— Ясно! Ладно! Хватит! 

— Что тебе ясно?!.. — и дальше почти бесконечное многоточие. Потом всё же объяснила: — Она такое устроила в караоке! Эта ведьма мужичка на тот свет отправила, потом нас бросила, с Янкой бухать дальше поехала, а мы такого страху натерпелись!.. Сука, бросила нас!..

— Ладно, Генри, — прервал её Илья, мягко обнимая девушку за талию, — идём, мы тебя успокоим, нежно и отзывчиво, а сего нетактичного мужа оставим наслаждаться его идеалом в одиночестве и предвкушении… 

Генри смотрела на Олега зло, явно показывая, что свою вину ему придётся заглаживать. Об этом она сказала так:

— Поелику не куннилингусом единым жив человек, то тебе, муж ропотный, предстоит нас удивить в сей день. Да что там — удивить?! Поразить!!! Понял ли ты, Олег, сын Володимира?! Я ещё займусь тобой!..

Не дай бог! Слишком уж прозрачны намёки хозяюшки!..

Олег выпил по этому поводу с толпой за столом, потом вышел на улицу…

Чермнореченск ему напомнил, что только он сам — обезумевший от вечного хмеля город — способен разлучать и сводить тех, кто никак не может встретиться.

Смеёшься?! — с укоризной говорил ему ангел.

Готовлю твою судьбу! — отвечал город, и эхо его смеха захлебывалось в новых стопках алкоголя без меры…

Люди пьют. Не реки, не моря, не океаны, но — реки, моря и океаны! Это естественно. Однако, бывает, что люди также и выпивают. Вино. Ведь спирт занимает важное место в историческом процессе… 

Сказал!.. Хе-хе!

Да, рассказывал один, что обезьяна выпив сусла из лужи, куда упало много винограда, взглянула на свое отражение в луже и задумалась. Когда же она развилась до лорда (то ли Байрона, то ли Бэкона, то ли Бэкингема), она изрекла всуе:

Я — ДЕМОН.

Я — БОГ.

Я — ВСЕЛЕННАЯ…

«Я пьян?! Ч-чёрт возьми!..»

Толпа тусовщиков росла — уже перевалило за полсотни… Подошёл Термит и ещё куча всякого народа. Чернобожцы его, что ли? Олег не запомнил их лиц. 

А этих наркоманов чего сюда занесло?! Кто их позвал?..

— Эй, Алиса, ты где?! Алиску не видели? — Олег не мог её найти, спрашивал у всех. Да и Коннор со Львом куда-то подевались…

Может, они к ней в комнату пошли? В её подвальный кабинетик.

Олег пошёл по коридору в сторону комнатки Алисы…

Его привлёк появившийся между дверьми коридор, в конце которого был виден яркий свет.

Буквально тянуло туда. Интуиция подсказывала, что там есть нечто весьма важное.

Олег вошёл в этот коридор и направился к свету. Ватная тишина поглощала звук шагов. Казалось, свет был недалеко. Но дойти до него оказалось не так-то просто. Свет всё отдалялся.

Олег двигался. Долго. Казалось, бесконечно. Безуспешно.

Наконец, понял, что сзади его удерживают, хоть и мягко, но крепко схватили сзади. И надо было разобраться, чего эти неизвестные хотят… 

Он обернулся. Вроде никого. Но, опустив взгляд, Олег заметил в сумраке две низкорослые серые фигуры. Словно два шестилетних ребёнка. С непропорциональными, худыми телами и с крупными грушевидными головами и длиннющими руками. Почти нечеловеческие фигуры. Лиц их сквозь сумрак было не видно. Но он определил, что лица были уродливые с огромными тёмными глазищами. Их тонкие ручки с длиннющими пальцами уже отпустили его руки.

Олег почувствовал, что уже давно в груди теплится ощущение  дежавю. Сразу он его не распознал среди всех нахлынувших эмоций, а теперь защемило так сильно!.. Словно глобальное чувство неловкости: двойной, тройной, десятирной смысл происходящего…

— «Чего вам?» — спросил Олег. 

Его голос разорвал пространство. Глас ангела…

Но на этих уродцев этот грохот не оказал ни малейшего действия. Они промолчали.

— «Кто вы? Почему меня держали?»

— «Не ходи туда», — голос этих человечков не звучал, а был слышен словно сквозь вату.

— «Почему? Вы что-то охраняете?»

— «Опасно», — они говорили так, словно были запрограммированы.

— «Что опасно?»

— «Уходи», — они махали руками, словно буратинки деревянные.

— «Куда?»

— «Обратно».

— «Почему?!»

— «Уходи. Тут никого нет».

Вдруг человечки завертелись и кинулись на него. Словно вонзились в живот, отчего его затошнило.

— «А, гадёныши!» — Олег отскочил.

Тошнота не отступила, а человечки исчезли.

Парень попытался идти дальше, но тяжесть в животе словно сковала ноги. Он взглянул, не прицепились ли уродцы за ноги. Нет. Зато серо-зеленое болото крепко стянуло ступни.

— «Это вы в болото превратились, твари?! А ну, отвалите!»

Дурацкая мысль о Мюнхгаузене подсказала Олегу дурацкую идею, которая в данном случае могла оказаться гениальной. Он схватил себя за волосы, благо они были длинные, и потянул, потянул…

Кто бы увидел сие событие, конечно же, рассмеялся бы. Ибо Олег висел в воздухе, держа себя за хвост волос! Вот это был номер! Чего-чего, а такого!..

«А может, я и летать смогу?..»

И он взлетел. Просто взлетел. Сам от себя не ожидал! А потом усмехнулся себе: «Ёлки-палки! Я же ангел! Чего тут удивляться?! У меня же крылья есть!»

Олег вдруг мгновенно ощутил эту мощь крыльев. Увидел их мощные всполохи: четыре огромных вихря могли легко перенести его в любую точку пространства…

Ощущение полёта, знакомое по детским снам, оказалось таким приятным!..

Олег увидел, как всполохнулось болото красно-чёрными обидами и злостью. Всполохи попытались коснуться, нагнать его, но ангел уже был далеко.

Хотя до света в конце коридора было не менее далеко. Вроде близко, почти в двух шагах. Но — далеко. Невозможно далеко…

И тогда Олег набрал скорости. Полетел над полями, над лесами, над широкими морями… Он летел, понимая, что уже пролетел вход в этот свет. Не понял лишь, когда совершился момент перехода. Да тут и не понятно ни время, ни пространство!.. 

Он просто принимал всё так, как оно есть. Так, как принимал это когда-то в детских снах.

Олег понимал, что это Дрёма или даже какой-нибудь более тонкий мир. Это не Явь, это Навь. И физические законы тут не писаны.

Он летел и понимал, что цель свою потерял, пропустил…

Теперь не серые уродцы, а его воображение не пустило открыть тайну, скрытую в сатанинском подвале.

Олега отбросило назад, он ударился о стену, помял крылья…

Он сначала не понял, что происходит.

Вроде ударился головой, а приятно… Но не верху, а внизу.

— О Боже!..

Знакомая девичья головка трудилась там… Волосы колыхались красивыми волнами…

Это неправильно, но остановить её не было сил. Олега уже тянуло к другой, к той, с кем он пока не был знаком. Нарождающееся чувство не шло ни в какое сравнение с тем увлечением, что когда-то было с Сашей, с Машей или с Алисой…

Дежавю какое-то. Он вспомнил, как при подобных обстоятельствах Маша играла с ним, и чем это закончилось…

Александра вдруг отпрянула. Встала, изящно промокнула губы платочком. Потом издевательски посмотрела на Олега:

— Всё! Кончил, не кончил — выходи! — и пнула его ногой туда, где только что работала языком…

— Что?! В чём дело? — Олег застонал от боли.

— Тебе ещё объяснять?!

— Э-гм!

— Пошёл ты!.. — и Александра добавила ещё с десяток этажей русского мата, — Всё! Гуляй!..

Не зная, как реагировать, Олег просто разозлился:

— Надеюсь, мы не встретимся более! Как всё по-дурацки между нами!

— Теперь для тебя всегда будет по-дурацки! И, надеюсь, с каждой, кто тебе встретится! Ощутил проклятие?!

Он взглянул на Александру и увидел её в Дрёме…

Холодная тварь с прекрасным ликом и с гипнотическим взглядом. Вместо волос тоненькие ядовитые змеи, тело какое-то немного студенистое на вид. Она была обоеполой. Что-то Алиса говорила, что у себя на родной планете медузы размножаются почкованием. 

Олегу стало немного не по себе. Хорошо, что он увидел теперь её настоящий облик. И жаль, что не видел этого раньше!..

И высказанное ею проклятие было таким же холодным и ядовитым. Синюшным облачком оно попыталось проникнуть в Олега, но он смог его отогнать… 

«Бр-р-р! Будто в Антарктиде побывал! Ещё и прокляла… Да, ерунда это всё!..»

Они мило злобно усмехнулись друг другу.

Александра ушла. Олег встал, застегнулся.

“Чего это все мои бывшие девки мне хотят минет сделать? Причём с садизмом! Бред какой-то! Явно какие-то магические штучки! Ладно! Хрен с ними!.. Как я сюда попал?” — он пытался прогнать ощущение похожее на дежавю.

Это грязное помещение совершенно провоняло крысами и затхлостью. А тот мерзкий хлам, в котором Олег себя нашёл, вообще был просто неописуем. Будучи настолько брезглив, тут он в пьяном угаре не побоялся искать некий портал!..

«А как Саша не побрезговала в такой грязи заниматься сексуальными игрищами?.. Вот же странная! Чего она хотела? Тоже спермы и крови, как Машка? Это уже черезчур! Эдак они меня на запчасти разберут! По кусочку от ангела оторвут себе. Сначала мои бывшие, потом и все прочие…»

— Ну, ты, чувак даёшь! — Лев появился словно из стены.

— Ты откуда тут?!

— С тобой не соскучишься, чувак! Кто бы мог подумать!..

— Да мы тебя ненароком увидели, как ты нёсся, как одержимый! — сказал Коннор, также появляясь, словно из стены.

— Куда нёсся? — Олег ничего не понимал. Разве в Дрёме и в реальности можно делать разные вещи, и потом забывать, что ты в реальности делал? 

— Это, видимо, из-за алкоголя! — сказал Коннор, — Мы за тобой побежали… Ты пришёл сюда…

— Потом посидел секунду, встал, раскидал какие-то тряпки. Хотел, наверное, разобрать это дерьмо, — Лев показал на хлам, скрывавший нишу в коридоре. — Кельт, ты что, не помнишь?.. Лунатизм? Потом мы услышали её, Сашу. Я уговорил Коннора спрятаться. Он не хотел. Я так и знал, что не пожалеем!.. Экий ты, ангел, девкам любый, а! Чего они в тебе находят?! Я уж хотел прервать эту соску на самом интересном месте, а она вдруг сама прервалась. Даже обидно, что такую шутку не удалось состроить!..

«За что она мне мстила?.. — думал Олег. — Неужели я действительно когда-то её девственности лишил?.. Чушь! Если тот, кто был до меня, не смог, а у меня получилось!.. Чушь! А беременность? Была?.. А был ли аборт? Или это всё были какие-то сашины фантазии?.. Так и не могу понять, из-за чего мы расстались?! Впрочем, хорошо, что это произошло! С медузой! Фу!..»

— Вот, товарищи! — бормотал он. — Трахаешь ты женщину, например. А вот увидел бы такое существо в Дрёме, глядишь, и завязал бы с этим делом!.. Насовсем!.. А! Хрен с ней! Она меня от такого интересного отвлекла, разбудила… Хм! Странные ощущения… — Олег пытался припомнить, что чувствовал. — Видел странных существ, которые не хотели меня пускать в какой-то тоннель. Потом летал…

— Не удержался в Дрёме? — спросил Коннор.

— Кстати, откуда возникло это слово — «Дрёма»? — спросил Лев.

— Был какой-то божок Дрёма у древних славян. Типа греческого Морфея или Гипноса. Бог сна. Ещё есть духи — дрёмы, — ответил ему Коннор, потом обратился к Олегу: — Так ты не узнал, где это помещение? Как туда попасть? И есть ли там кто-то?

— Веришь, даже позабыл! — вздохнул Олег. — Хотя ничего интересного, кроме моих видений, не нашёл. Там никого. Но как туда пройти… — Олег пожал плечами, вздохнул.

— Эх вы, маги! — покачал головой Коннор. — Тут в подвалах Чермнореченска столько замороченных мест… Я вот как-то… 

— Тут даже скелет какой-то! — поморщился Лев, перебив его, потом взял череп и стал изображать Гамлета: — “Увы, бедный Йорик! Я знал его, друг мой Горацио. Этот малый был бесконечно изобретателен в шутках”, он обладал превосходной потенцией, и каждая великосветская медуза горда была сделать ему королевский минет!..

Он тут же стал ржать своим шуткам. 

“Видимо тема Сашиного минета ещё долго будет будоражить его воображение, — подумал Олег. — У него с бабами вообще беда! Они его динамят! Один раз было с какой-то совсем уж… И то он умудрился подцепить от неё дрянь какую-то!..“

Они с Коннором переглянулись, вздохнули. Наклонились, изучая кости.

— Странно всё это, — сказал Олег. — Даже труп тут положили. Это явно неспроста! Ты Лёва не смейся, это не экспонат из класса анатомии, это реальные кости. И я так понимаю, сей человек умер страшной смертью. И очень, очень давно. Однако в Дрёме до сих пор остатки этого ужаса смерти… А что тут искала Саша? Она с сатанистами тусуется?

— Нет, она в Круге девяти, — сказал Коннор.

— В Круге девяти? — уточнил Олег.

— Ну, это то, что я тебе говорил. Нас изначально Алиса собрала, потом она бросила это дело. Теперь там Маша, есть и Саша…

— А! — вскричал Лев. — Это круг бывших любовниц ангела! Понятно! Кто там ещё? Стоит сразу понимать, с кем ещё спал наш ангелочек!

«Иногда он просто невыносим», — подумал Олег и увидел, что Коннор синхронно подумал о том же.

— Странную ты компанию подобрал, Коннор! Там у вас люди есть? Или только монстры? 

— Да, Кельт, есть один. В том и суть круга, чтоб были все разных рас. Ладно! Идём! Алиса нас ждёт уже! 

Алиса была у себя. Обняла, расцеловала Олега. Коннора и Льва уже видела до того, так что им ласки не досталось.

У Хельги не получилось прийти. Ни Алиса, ни Коннор не смогли до неё дозвониться.

Олег как-то даже вздохнул с облегчением. Он чувствовал, словно сегодня предал этого ангела. Вольно или невольно, но мерзкая сцена с Александрой… К тому же Олег был пьян… 

«Завтра встретимся… А вдруг она действительно — суженая, как мне Алиса трезвонит...»

— Ладно, мне надо многое вам рассказать, — начала Алиса. — Пока поговорим без Хельги. Надо понимать, что происходящее связано с ангелами. Джинны, скорее всего, запустили механизм снятия печатей на ваших способностях, потому у Олега и Хельги открылись дрёмные способности. Этот момент запуска, скорее всего и обозначился странным отключением голлемов. Как голлемы связаны с ангелами? Дело в том, что вы не простые ангелы, вы — арлеги или архангелы. Но об этом полный молчок! За вами и так охота идёт, так что никому о том, кто вы такие ни слова! То есть, возможно, вы те самые арлеги, которые имели отношение к сотворению голлемов. Это, конечно, легенда, но она многое объясняет. Если вы действительно те самые арлеги, то вы можете как-то влиять на голлемов. По моим приблизительным расчётам, на Межгардаре сейчас около 140 миллионов самовоспроизводящихся голлемов. Это огромная армия. Они могут делать всё, что нужно оккупантам земли. Но есть одна уязвимость у этих тварей — их, оказывается, можно отключить. Сделать это можете вы. Как — непонятно. Но — только вы. Легенду о сотворении мне когда-то рассказал Велимир, мой учитель, потом подтвердил другой мой учитель — Виктор, экстрасенс. Теперь прикиньте, что могут сделать ангелы, если вы действительно способны отключить армию тьмы?..

Она молча смотрела в глаза Олегу.

Коннор и Лев тоже молча смотрели на него. Лев даже не стал, по своему обыкновению, ёрничать.

Всё это действительно могло быть правдой.

И это было очень и очень серьёзно. 

— А как убедиться, что мы это можем? — осторожно спросил Олег.

— Ещё раз хочу попросить вас молчать об этом, — говорила Алиса. — Ни при каких условиях ни с кем не обсуждать. Это очень опасно! Вам троим я доверяю. И учтите, мрачные всё отдали бы, чтобы узнать это. Поклянитесь, что об этом полный молчок!

Ребята поклялись. Даже Лев всерьёз отнёсся к этой клятве, понимая, что начинается война. Он наверняка уже видел себя будущим героем. 

— Тебе, Олег, надо обязательно встретиться с Хельгой, — Алиса была очень серьёзной. — Два ангела должны воссоединиться. Вы ведь все видели тот сон? «Великие пленники на воле!.. Первая печать из трёх снята!..» Да. Так вот! Потом надо найти джинна или джиннов (думаю, он не один, их, по логике, должно быть трое) и понять, откуда они взялись, зачем они вообще нужны, какова их роль. Это всё как-то связано с майданом. Майдан связан с жертвоприношением. Эту связь нам надо тоже выяснить. В любом случае у нас есть шанс изменить мир. Вы хоть понимаете масштабы?..

Всё это действительно впечатляло.

Ребята даже слегка протрезвели.

Вот представьте себе, у вас вдруг появляется возможность изменить мир, сделать так, чтобы он стал справедливее. Вы откажетесь?

Олег не собирался отказываться. Даже если это всё бред и ерунда, то такая тайна стоила того, чтобы в ней разобраться. Ведь синхроничность событий последних дней указывала на то, что всё происходит неспроста. Даже это открытие способностей уже было столь неординарным событием, что жизнь теперь никогда не будет прежней. Просто жить с такими способностями без их использования, без того, чтобы как-то изменить мир к лучшему, было бы просто верхом тупости и эгоизма.

Это же он прочитал во взглядах друзей.

Олег даже перестал думать об этом, как об индуцированном бреде.

— Да, это всё понятно, — сказал он. — Но что дальше? Что теперь делать? В первую очередь нам надо найти джиннов, так?

— Пока вам в первую очередь надо осваиваться в Дрёме, — сказала Алиса. — Надо сколотить команду единомышленников. Коннор, ещё твой Круг девяти не распался?

— Термит отошёл, — сказал Коннор. — И слова богу! Из остальных не все боеспособны.

— Да, к боям стоит приготовиться.

Судя по тому, что Алиса рассказывала, бои могут быть вплоть до применения огнестрельного оружия и боевой магии. 

Смерть словно спрашивала бойцов: «А вы готовы к моему поцелую?»

— Ладно! Идём пока отдохнём, раз уж пошла такая пьянка!.. — и Алиса пошла тусить с ребятами…

promo nilloleg april 22, 2016 09:17 15
Buy for 20 tokens
Видите эту юную, глазастую девушку на фотографии? Красивая, не так ли? Не заглядывая в статью, попробуйте представить, чем занимается эта милая девушка с Сахалина с зашкаливающей няшностью, так сказать? Просто забейте в поиск «катя кловер», уберите безопасные настройки и…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded