nilloleg

Categories:

Сны ангелов 2-02 Политический цирк (Фэнтези-аудиосериал)

Кто ищет приятности, а находит неприятности? На пятую точку!.. 

Можно ли влиять на события, если ты перестаёшь быть просто наблюдателем? Как именно мы влияем на события? 

В тринадцатой серии Хельга попадает в разные приключения со своей подругой Яной. Сначала на майдане, потом в костёле...

Слушать весь сериал в плейлисте: https://www.youtube.com/playlist?list=PLQhvn3L__cB8pUh7_TWblCHlst8HtxTNJ

Ждём  от читателей-слушателей интереса и конструктивной критики. Делитесь,  пожалуйста,  впечатлениями в комментариях, подпишитесь на наш канал,  поддержите перепостом в соцсетях. Заранее благодарю!

Прочесть в письменном виде можно в моём ЖЖ: https://nilloleg.livejournal.com/

#Сны_ангелов

2. Политический цирк

Чермнореченск, 23 августа, 19:50

Хельга для начала решила пойти домой. 

Она накормила Баюнка. Он урча сел лопать кошачий корм. Почему-то он всегда ел какой-то дешёвый. 

Хельга дрёмным видением обследовала этот корм. Да, кот и вправду умён. Этот корм был самым чистым изо всех, что были. По крайней мере, от этой еды не несло мёртвыми котами и псами… 

Она попила кофе.

Пустота квартиры пугающе и даже угрожающе вглядывалась в свою хозяйку, дышала странностью воспоминаний. Дом уже начал поминки.

Родители пропали уже более полугода. На кой их потянуло в эту Африку?..

Вестей от них не было и, видимо, уже не предвидится. Была ли Хельга огорчена? Она и сама не понимала. С родителями у неё часто были размолвки, сами родители постоянно ссорились, и она с трудом понимала, чью сторону выбирать в этих конфликтах. К ней они иногда проявляли такое равнодушие. Всё у них как-то не ладилось… 

И вот одинокая квартира стала постоянно словно прогонять хозяйку. Хельге было так неуютно здесь. Порой казалось, что родители появятся из соседней комнаты, поругаются как обычно, наорут на дочь… 

Но никто не появляся. И она постепенно стала привыкать к этому одиночеству. 

Только кот Баюн как-то создавал уют… 

Она не знала, как поступить в этой ситуации, и потому просто плыла по течению, ожидая хоть каких-то известий от Министерства иностранных дел. Но вестей всё не было.

Впрочем, джинн Сёма ей сказал, что они в порядке и не связываются с ней из-за отсутствия связи. 

“А скорее всего им на меня просто насрать!“ — Хельга грустно вздохнула. 

Телевизор помогает забыться, загружая голову шоу-новостийной белибердой. 

Самым странным было, что сегодня телеканалы словно не замечали того, что происходило на улицах, бегло сообщая об «агрессивных и экстремистских проявлениях сепаратизма в крупных городах страны». Новости будто специально сократили. 

Даже иностранные телекомпании говорили о беспорядках, ориентируясь в основном на высказывания государственных чиновников. 

И опять бесконечные телешоу в виде фильмов, музыки и рекламы… Вчера новости с майдана обсасывали куда более смачно…

Шли какие-то тайные переговоры между правительством и западными партнёрами… 

Хельга попыталась забить чувство одиночество заботами быта. Постирала, убралась в квартире… 

Затарахтел стационарный телефон, и девушка даже обрадовалась ему:

— Я слушаю!

— Проверка связи, — сказал голос сквозь треск и шум, и всё исчезло.

— Хм! — Хельга прислушалась к шуму в трубке. — Отключили… Да… Товарищ Ленин как-то говорил, что в первую очередь надо захватывать станции?.. Неужели революция?.. Все на броневик?.. 

Она бормотала себе о многом, пыталась взяться за какую-нибудь домашнюю заботу, но все валилось из рук. Вещи лишь раздражали своим неповиновением, руки своим дрожанием. 

Хельга бросила всё.

Сварливая белиберда телевизора вновь тянула её из болота тоски на берег брезгливости… 

Наконец телевизор показал что-то более-менее внятное:

— … Все началось с того, что у дома правительства собралась демонстрация пацифистов… На всем постсоветском пространстве происходят события, ввергающие республики в хаос противостояния властей и экстремистских сил. Эти столкновения давно вышли из политической и экономической плоскости в область гражданских столкновений. Предрекаемые астрологами события, вероятно, находят своё воплощение. Комета даёт о себе знать… 

— Как-то они не так говорят обо всем… К чему тут привязывать комету, астрологов?.. 

На улицах что-то происходило. Двигалось всё: и люди, и машины, и воздух, и казалось, даже дома и деревья, — всё пространство и время. Толпы бродили туда-сюда, без толку хлюпая по-детски вытаращенными глазенками и ротиками, виляя мозгами и задами, вращая головами и верхними конечностями. Все словно бы пытались уловить начала и концы событий жадностью рук и ртов. Но вихри и струны событий не зависели пока от отдельных несчастных рабов своих судеб…

Не успела Хельга оглядеться по сторонам, как тут же на мобильник позвонила Яна:

— «Рассказывай! Куда пропала?! Чувствую, у тебя чего-то случилось!» — и Янка тут же предложила выпить.

— Не до того, подруга! Да и завязываю я с алкоголем! Солнце моё, с тобой вообще всё в порядке?! Книгу-то тебе удалось вернуть?..

— «Да я уже боюсь идти туда! До этого пи*** Термита вообще не могу дозвониться! Я в такую *** вляпалась! Это просто пи***! Кстати, ты дома? Думаю, зайти к тебе!»

Выяснилось, что Яна рядом.

Надо бы к Алисе пойти, но Хельга не смогла до неё дозвониться, потому с облегчением оставила эту идею.

Почему-то к сестре идти не хотелось. Словно какой-то стопор внутри был. Хельга пыталась прислушаться к этим ощущениям. Но не смогла их идентифицировать. 

«Ладно! Схожу попозже!»

… 

У Яны новая машина! Раньше у неё была какая-то японская, теперь «Фольксваген-жук». Жёлтый, как лимон.

— Ого! — Хельга похвалила её стиль и вкус, и стала рассматривать блестящую — не машину, а игрушку.

— Садись! — Яна открыла дверцу, равнодушно реагируя на восторги подруги. Она, наверное, уже прошла тот период, когда дорогие игрушки приносят удовольствие. — Папашка подарил! Миленькая, конечно, ничего не скажешь! Но меня сейчас другое заботит! После всех этих переживаний я, кажется, как и вы все, стала видеть что-то… И не просто какие-то образы! Я могу даже этими образами манипулировать! Скоро и колдуньей стану, глядишь!..

Мотор завёлся, и автомобиль плавно тронулся.

Яна рассказала, как на улице ей явились странные видения. Будто сквозь облики людей просвечивались разные чудища. Теперь она тоже видела образы, скрытые за людскими оболочками. И однажды даже смогла отогнать какого-то беса, что прицепился к ней в Дрёме… 

— С кем поведёшься, от того и наберешься! Всё, м-мать вашу! Я теперь тоже маг или колдунья! Или как там у вас это называется?!

Она, то восторженно, то со злостью рассказывала о своих опытах с Дрёмой. 

Хельга спросила, радует ли это её или огорчает?

— Хрен знает! Всё это пока для меня не понятно! Ангелы, демоны, бесы… Ну, и хрень с нами со всеми происходит! — Яна покачала головой и сделала неожиданный вывод: — Так значит, мировое зло существует?! И тогда и мой папашка с этим злом заключил договорчик! Да уж! Я ведь этим сказкам алискиным не верила!.. Ну, сомневалась!.. Это же чёрт знает, что такое!.. И я вижу нечто большее. Дело серьёзное! Очень!.. Я тут поразмыслила. Если всё это в Дрёме так жутко, то никто ведь не знает, что на самом деле происходит. В курсе, что у нас в стране намечается? Так вот! Если будут досрочные выборы, то они будут жестокими, так что готовься! На площади уже идут акции полным ходом. За кого голосовать-то будешь?

— Не один чёрт?! — пожала плечами Хельга.

— Ну, из двух зол выбирают меньшее.

— Это — да, — сказала Хельга и заметила: — Только меньшего не видно. Как только занимаешь чью-то сторону, то проигрываешь! Быть пешкой?.. Ведь игру ведут другие. А когда ты в политике оказываешься лишь пешкой или даже ферзём, то тобой манипулируют в своих интересах разные уроды, которые как бы игроки!.. И ведь даже не те, что светятся по ТВ! Настоящие игроки лишь втихаря дёргают за верёвочки. А если мы отдаём свою энергию этим торгашам, то лишь придаём им силы! А ведь они ставят только одну цель: смерть таких, как мы… 

Хельга вдруг вспомнила, что Янка — отнюдь не простой человек. Дочка олигарха не может быть простой пешкой… Правда, и игроком — тоже вряд ли… 

— И даже ты из элиты — лишь часть армии надсмотрщиков, но не игроков и тем более не часть тех, кто придумал правила игры… — сказала Хельга. 

«Хм! На эти мысли меня подтолкнул Коннор. Благодаря ему я стала очень многое понимать и осознавать. А он — первый друг Олега. Значит, это их общие идеи…»

— Анархистка ты моя! — Яна потрепала подругу по плечу. — Я всё равно буду выбирать! Я сама стану игроком! И более того, я сама придумаю игру и правила! Вот увидишь! Весь этот бред, что они устраивают… Я поняла, о ком ты говоришь! Силы Мрака, не так ли? Тайные мировые правители и всё прочее! Хотя какие они тайные? Они как мой папочка, только в тысячу раз богаче. Они не просто олигархи, они — кланы олигархов. Глобальные кланы. И ко всему прочему они — маги. Я ведь об этом тоже думала! А после того, что произошло с этим несчастным, которого закололи 22 урода, я понимаю, что это всё — не сказки! Это же — реальность! Жуткая и мерзкая… Я не оставлю это всё просто так! Я возьмусь за это дело! Связи да денежки папашки мне в помощь. Но этого недостаточно. Ты поможешь мне засветиться на этих выборах, я помогу тебе потом.

— Да ладно! Какие счёты между подругами! — улыбнулась Хельга.

— Вот за это я вас и люблю, девочки мои, что вы бескорыстные! — Янка обняла подругу, — И ты, и Алиска!

— Так как ты хочешь засветиться? И к чему тебе это всё?!

Яна рассказала, что выборы полюбому будут сфальсифицированными. Даже если фальсификаций не будет.

— Вот так! — смеялась она. — Так игроки решили. Ну, ты понимаешь, о ком я?

— Это что-то типа оранжевой революции? — осторожно спросила Хельга.

— Да, типа. Сценарий эти игроки отыграют по любому. На Западе наш нынешний режим решили сменить. Не знаю всей подоплёки… 

Яна рассказывала странные вещи. Получалось, по её словам, что весь политический спектакль разыгран уже давно, а актёры просто должны хорошо исполнять свои роли. Даже импровизировать позволялось… 

— Но в чём цель этого всего? — высказала Хельга терзавший её вопрос.

— Я бы знала, сказала бы! Потому-то и хочу засветиться! Меня этот цирк тоже заколебал!

Яна объяснила, чего хочет. На выборах будет устроен скандал в Центральной избирательной комиссии. Затем всё будет как следует пропиарено. Задача, как она её видела, сводилась к следующему: им, как независимым наблюдателям, по сценарию, необходимо будет подтвердить действие одной из сторон. Яна же предложила пойти в отказ, причём сделать это можно очень красиво и очень серьёзно распиарить эту тему. Мандаты наблюдателей она уже раздобыла по своим связям.

— Я не поняла, так ты за революцию или нет? — спросила Хельга.

— Не тупи, Эль! Я на своей стороне! За счёт их пиара я распиарюсь сама!

— Ну, ты — игрок, подруга! — Хельга была поражена такой продуманностью подруги.

Она стала объяснять детали, но Хельга уже почти не слушала её. Сценарий был ей понятен, мотивация тоже, потому детали были уже не важны.

— Время ещё есть, — сказала Яна, — решение о дате назначения выборов через четыре дня. Так что мы успеваем. Другое дело, если за эти четыре дня с майданом какая-нибудь хрень не произойдёт. Но я позабочусь… Ладно! Приехали!

… 

На площади Национального несогласия толпились протестующие.

— Долой диктатуру! Долой коррупцию! — крики толпы едва пробивались сквозь гул машин.

— Ну, с коррупцией понятно, но разве у нас в стране диктатура? — удивилась Хельга.

— Не обращай внимания! Это пиар! Считается, что сознание людей программируется. Убедить их можно в чём угодно! Я, конечно, не считаю всех быдлом, но некоторые быдлянские заморочки есть у многих!.. У большинства!

Яна внезапно шлёпнула себя по лбу:

— Чуть не забыла! Ты со своими вопросами совсем задурила мне голову! Кстати, подруга! Акция! — рассмеялась Яна одним из своих любимых «гы-гы» (её особый смех), — Ты помнишь все свои идеи?

— Ну, колись, что ещё за акция?! — улыбнулась Хельга. — Ты меня заинтриговала. Особенно твой возбуждённый вид! Что за идея у меня была?

На площади происходило движение. Протесты нон-стоп с каждым днём прибавляли число участников за счёт любопытствующих и сочувствующих. 

В Дрёме Хельга таки увидела, что большинство протестующих были голлемами, зомби, а провокаторы были в основном всякой нечистью: демоны, гадолюды, псиглавцы… И было видно, как все они окучивают людей, которые ненароком присоединялись к этой толпе. Эгрегор толпы тут же подключал человека ниточкой удовольствия. У эгрегора уже наблюдались чёрные завихрения с привкусом крови. Это чувствовалось прямо в воздухе, хотя видимая атмосфера и сам эгрегор были как бы добродушны, изображали благостность и радость бытия, а каналы агрессии чётко направлялись в сторону правительственных зданий. Нарождалась инфернальная воронка. Хельга смогла это увидеть. И это пугало…

Яна потащила Хельгу сначала к ларьку фаст-фуд. 

Купив себе какой-то невообразимый бургер, Яна сказала: «Пора». И девушки двинулись к памятнику, возле которого должна была состояться акция.

Это была настоящая анархическая акция. Власти почему-то смотрели на такие забавы равнодушно. А вот как это им позволила оппозиция, осталось тайной. Ведь именно оппозиция устраивала тут акции.

Яна сказала, что это теперь более безопасно, чем будет после выборов. Теперь никто не побьёт!

Она подошла к какому-то панку, о чём-то с ним переговорила, отдала недоеденный бургер.

Бродячие толпы, бредущие в никуда, понимали, что сейчас будет весело. Так оно и оказалось. 

Цирк. Театр. Шоу. 

Четыре клоуна орали в мегафоны, приглашая всех на невиданную доселе акцию. 

— Твоя идея, кстати! Гляди! — скалила зубы улыбкой Яна. — Мы надули либералов! Сказали им, что это будет театрализованная акция против власти. Перформанс такой заводной! А власти мы сказали, что — против либералов! Что как бы будем канализировать протест в шоу абсурда. Они все, дурачки, денег дали! Вот тебе конвертик!

— Яна! — Хельга сердито поглядела на неё. Деньги на лжи!.. 

Яна сунула конвертик подруге в сумку. Та отпираться не стала. Денежки не помешают. Идея действительно была её, но Хельга даже не думала её воплощать, и совсем не понимала, какой в ней толк… 

Помимо заработанных денег, тут не обошлось без грантов, которые получала общественная организация Яны.

Хельга всё никак не могла разобраться с тем, чего же на самом деле хотела Яна. Спрашивать напрямик она не смогла. Не знала, что конкретно спрашивать… 

Это действо снимали и камеры с трансляцией в Интернет, и даже несколько телеканалов. Невидимый проектор транслировал происходящее на стену крупного здания.

Народ расступился, образовав большой круг. Зеваки подходили к небольшой сцене, где шло мероприятие, вызвавшее больший интерес, чем митинг на другом краю площади.

— Господин электорат, — возвестил клоун, — начинается рекламная кампания кандидатов в самый дэ-э-эмократыческий пэ-э-эрламент мира! Ура! Апплодисменты! Ура!.. Каждый желающий сможет проголосовать вот у этих столов. Регистрации никакой! Просто подходи и голосуй: ставь крестики в клеточку! Господа и товарищи! Самые дэ-э-эмократические выборы считаем открытыми! Ура! Голосовать могут все: дети, взрослые, иностранцы, да хоть животные! Если ты не попал ни в одну из этих категорий, то плати один цент и голосуй! Ура! Даёшь реальную дэ-э-эмократию! Любой может купить сколько угодно голосов — как позволяет его кошелек! Бесплатно — один крестик, платишь цент — ещё крестик, платишь бакс — хоть сто крестиков! Каждый ребёнок за голос получает вот такую прекрасную конфету! А теперь самое главное! Разрешите представить вам наших кандидатов в пэ-э-эрламент!

Первый кандидат был осёл. В прямом смысле. Упрямый, ушастый, в попоне, разукрашенной как клоунский наряд.

На его спине сидели три мартышки. Эти кандидаты долго веселили электорат. 

Осёл равнодушно обозревал толпу, пережёвывая траву, даже не обращая внимания на своих седоков. Хотя те изрядно побесились, исполнив под руководством дрессировщица несколько забавных трюков.

Публика наградила группу радостными аплодисментами.

Клоун сопровождал все действия «кандидатов» столь прозрачными намёками на реальных политиков, что публика ухахатывалась. Плюс шуточки чуть повыше пояса также добавляли колорита…

Второй кандидат был всем известный козёл. Кто же ещё?! Таким, как он, сам чёрт велел идти во власть исполнять роль козлов отпущения. Он попрыгал, побегал по кругу, потом сказал свое заветное «бе», чем сорвал неописуемые аплодисменты.

Следующий кандидат рвался в бой. Он прыгал на задних лапах, умел говорить «гав» и «р-р-р», причем делал это в различных интонациях и комбинациях. Особенно забавно подстриженному кучерявому пуделю веселились дети.

Клоун продолжал веселить народ, постоянно пуская шуточки с намёком на реальных политиков.

Кандидат №4 вышел недовольный отсутствием кормушки, хрюкал направо и налево, лишь бы не упустить тот путь, что вел в помойный рай. Несмотря на сухую погоду, сей кандидат умудрился найти лужу, в которую тут же плюхнулся. Кто из кандидатов наделал эту лужу, он даже не удосужился узнать. Уводить себя он не позволил, огласив визгом все окрестности. Но многие поняли, что это был лишь предвыборный ход. Все же он ушёл, уступив место следующему кандидату.

Дальше народу под номером пять явилась группа кандидатов из курятника, под предводительством петуха. Три курицы, гусыня, три утки и индюк. Всё, что они умели, так это строиться в колонну и шеренгу, вытягивать шеи и ругаться на своём птичьем языке.

Номер шесть также был групповым: это была целая партия крыс, белок, хомяков, белых мышей и прочих грызунов и морских свинок. Они умели бегать по лесенкам, колесам, жердочкам в своем застеклённом манеже. Руководил всем этим коллективом хитрый черный кот. Он тоже показал трюк: прошел на передних лапах по жердочкам. Потом дал себя погладить, зевнул и улёгся на манеж. 

Последний кандидат в отличие  прочих умел говорить. За соответствующий корм большой какаду выговаривал довольно сложные слова и предложения: «демокр-р-ратия», «пер-р-рестройка неакуальна, товарррищи!», «глобализация это вам не трам-пам-пам!», «приватизация», и даже — «федеральная резервная система — настоящий источник кррризиса!». Если бы он нечаянно не ругнулся матом, то на его стороне оказалось бы несколько меньшее число электората, а так он сорвал дикие аплодисменты, и его пару раз выносили на бис. Правда, больше он не ругался.

Пару раз подходили недовольные помощники кандидатов в депутаты от оппозиции. 

Подошли двое полицейских, посмеялись. Автомобили притормаживали ход… 

Публика была в восторге. Они узнавали знакомые лица, морды и хари. Ассоциации рождались вполне очевидные. 

Продолжение следует

promo nilloleg april 22, 2016 09:17 15
Buy for 20 tokens
Видите эту юную, глазастую девушку на фотографии? Красивая, не так ли? Не заглядывая в статью, попробуйте представить, чем занимается эта милая девушка с Сахалина с зашкаливающей няшностью, так сказать? Просто забейте в поиск «катя кловер», уберите безопасные настройки и…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded