nilloleg

Categories:

Сны ангелов 1-11 Паразитарий (Фэнтези-аудиосериал)

Что скрыто за иллюзиями реальности? Что можно увидеть только в трансе?

В  одиннадцатой серии Хельга осваивает способы управления трансовым  состоянием, дрёмой. Это раскрывает перед ней изнанку бытия. Потом она  обнаруживает одну из тайн джиннов на спиритическом сеансе.

Слушать:

Конец первой части. Продолжение следует...

Слушать весь сериал в плейлисте: https://www.youtube.com/playlist?list=PLQhvn3L__cB8pUh7_TWblCHlst8HtxTNJ

Ждём  от читателей-слушателей интереса и конструктивной критики. Делитесь,  пожалуйста,  впечатлениями в комментариях, подпишитесь на наш канал,  поддержите перепостом в соцсетях. Заранее благодарю!

#Сны_ангелов


Прочесть в письменном виде: 

11. Паразитарий

Чермнореченск, 23 августа, 12:00

Хельга плутала в своих сновидениях, силясь понять, что происходит. После того, как ей приоткрылась Дрёма, Хельга стала слегка опасаться за свой рассудок. Пока этот процесс был малоуправляемым, хотя ей нравилось это новое состояние. Девушка следила за своей психикой, за своими реакциями, и к чему они могут привести. В сновидениях она столкнулась со всеми своими бесами, ей пришлось всю ночь выяснять свои личностные проблемы.

Потом она пошла в поход в миры Нави, и там стала изучать вообще дрёмную фауну и флору.

Интересно, что большая часть непосредственных реакций человека вызывается паразитами. Эти дрёмные бесы были весьма разнообразны. Хельга вообще поразилась обилию дрёмной фауны, у которой была вполне физическая оболочка. Каждый бес, по сути, был либо вирусной или бактериальной колонией, либо плесенью, либо даже червями или членистоногими. Конечно, были и такие дрёмные существа, которые могли существовать и без физической оболочки. Но последних было гораздо меньше, и в основном они были тварями — сущностями, сотворёнными человеком и наведёнными манипулятором в виде неких установок. Изредка встречались и энерго-паразитарные сущности, наведённые эгрегорами.

Сущностей нормальных непаразитических было гораздо больше, но они вплетались в ткань пространства гармонично и были почти незаметны.

Хельга понимала, что в городской среде грязи и мерзости много. Но с этим приходится мириться.

Хельга ещё не со всеми этими сущностями разобралась, ибо их было очень много — видов, подвидов и пр. Помимо фауны Дрёма была наполнена и растительным миром. Были и стихийные духи, которые являлись как бы основой всего сущего. Эти духи растительного и минерального царств были очень красивы и гармоничны. Вот откуда художники черпают своё вдохновение… 

Самое удивительное, что всё это разнообразие дрёмных форм жизни обладало разумом, иным, чем у человека, но подчас более чистым и незамутнённым, сознанием, обезличенным, скорее коллективным, чем индивидуальным.

В каком-то смысле Дрёма была полностью живой — наполнено жизнью было всё, даже то, что в реальности казалось мёртвым...

...

Она проснулась с тяжёлой головой. 

«Да уж! Этот мир ещё ждёт своих Кусто и Пржевальских», — усмехнулась Хельга.

Основной практической частью изучения Дрёмы, конечно, было разбирательство со своими паразитами, коих оказалось такое множество, что поначалу ангел ужаснулась. И всю ночь дрёма и сны так переплелись, что Хельга даже не поняла, отдохнула она или нет.

Хельга быстро перекусила, привела себя в порядок после сна и побежала на улицу. Ей не терпелось помедитировать в новом состоянии сознания.

Не сразу получалось входить в Дрёму. 

Хельга «видела» тени. Не могла по-настоящему выйти в Дрёму. Однако могла «слышать» Это была не речь, не звуки. Это были вибрации более тонкие. Наверное, что-то типа телепатии?..

Она вспоминала ощущения, которые испытывала на вокзале с джинном, и то, что ощущала при вхождении в Дрёму с Алисой. «Ну, да! Я поняла! Надо не напрягать внимание, а наоборот — расслабить, рассеять…»

Постепенно управление дрёмным видением становилось всё более осознанным. У неё получалось всё лучше и лучше… 

Хельга бродила по улицам Чермнореченска, сжимая в кармане найденный вчера артефакт — древнюю монету со странной надписью и со скрытой душой. 

Сколько так часов она бродила, она даже не могла подсчитать. В Дрёме время течёт иначе, потому она едва могла сориентироваться, который час. Конечно, пока ей было тяжело находиться в Дрёме, она уставала от обилия новой информации, но любопытство не давало ей покоя…

Она трансформирова улицы, фасады домов, клумбы, она меняла небо, у неё получилось сделать массу интересных облачных скульптур.

Воображение не знает границ. За что бы ни бралась, всё получалось… 

Хельга понимала, что на реальности это не сильно отразится. Но ей нравилась эта игра… 

— Приветик, солнышко! — Яна нырнула в её единый медитативный поток и оформилась в однозначный объект.

Вернула Хельгу из её вот-вот начинавшегося полёта (так всегда — кто-то придёт и приземлит, а то, не дай Бог, не вернётся ангел).

— Сколько можно искать тебя?! — Яна бросилась обнимать подругу.

— Привет, — Хельга поцеловала её.

Она силилась прочувствовать, что же сбила Яна своим появлением. Но это было бесполезно — ритм, волны, вибрации пропали. Осталось лишь чувство — слабо, но осталось...

— Как ты меня нашла? — спросила Хельга.

— Шла-шла и нашла! Случайность! Только подумала о тебе, и вот ты тут, мой ангел! Синхроничность, как ты это называешь. Телефон, конечно, дома забывать не следует, подруга, ты учти это! Но ты меня знаешь, если я чего-то захочу, то обычно это получаю…

Вид у Яны был потрепанный. С похмелья. Или даже — из драки...

«Хотя и у меня вид вряд ли лучше. Я ведь прихорошилась на скорую руку…»

— Я не забывала телефон, я его выключила, — Хельга достала смартфон и включила сеть на нём.

— Зараза ты! — Яна мягко толкнула подругу.

— Что с тобой, милая?! — спросила Хельга.

— После общения с сатанистами я сама не своя!..

— Кого ты имеешь в виду, Янка? 

— Со мной такое творится! Глючит не по-детски! — Яна рассказала о том, что стала видеть странные образы. 

Хельга поняла, что подруга тоже видит Дрёму. 

Она стала объяснять Яне, что происходит. Об иллюзорности реального мира, о своих экспериментах в Дрёме, о творческой силе воображения... Словом, обо всём, что обычно рассказывала Алиса.

Яна поначалу смотрела на подругу с недоверием, а потом сказала:

— А! Не важно! Разберёмся! Раз говоришь, что это не страшно, то привыкну! По крайней мере, не я одна сошла с ума! Если и Алиса, и ты это видите, значит, я ещё вполне в адеквате!.. 

Они долго бродили по городу, окунаясь в Дрёму и совсем потеряли счёт времени.

У Яны работа с трансовыми состояниями шла очень туго, но всё же кое-что получалось...

Девушки потренировались создавать в Дрёме цветочные клумбы, потом лепили облачные скульптуры. 

Попытались полетать, но это не получилось...

Они вымотались и решили передохнуть. 

Яна напомнила Хельге о спиритическом сеансе, афишу которого они видели вчера.

Вскоре они пришли к театру. Тут же сработало их везение. Нашлось два билета, несмотря на аншлаг. Словно их ждали...

Сеанс уже шёл. 

— Странно, что такое действо происходит не в субботу вечером, а в будний день, — говорила Яна. — Сколько там на часах — пять? шесть? семь? Маркетинг странный. Хотя, может, их целевая аудитория как раз в это время свободна, или вообще свободна, типа нас...

Однако, действительно был аншлаг.

Зал был убран всевозможными цветастыми плакатами и полотнищами с изображением оккультных символов, мифических и магических животных, героев, богов и прочих дивностей. Все это настраивало на определённые ощущения и восприятие.

Лектор вальяжно передвигался по сцене, кося в зал блёклые глаза:

— Вот эти добровольцы, — он указал на двенадцать человек, столпившихся в углу сцены, — будут сидеть за спиритическим столом. Вот он, — лектор любовно погладил круглый столик. — И они будут держаться за руку с медиумом, а вы все, по возможности без скептицизма, будете наблюдать за происходящим. Впрочем, ваш скептицизм очень скоро улетучится!

«Все так просто, но бойся слов!»

Хельга огляделась. Все напряжённо следили за приготовлениями на сцене. Изредка переговаривались. Ей что-то почудилось. Будто сказал кто-то нечто неразборчивое...

— Ты что-то сказала? — спросила Хельга у Яны.

— Нет. А знаешь, я думаю... Вернее, чувствую, тут что-то не так… — подруга включила режим паранойи.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты видишь, как на тебя смотрят? Странно как-то смотрят!..

Хельга не видела ничего особенного.

— Смотрят? Как? Кто? — озиралась она.

— В какой-то момент они все вдруг посмотрели на тебя, — прошептала Яна с округлившимися глазами. — Я чуть не охренела! Сначала я подумала, что мне показалось, но теперь я уверена!

Хельга снова огляделась. В какой-то миг она действительно ухватила направленные на неё взоры. Это длилось всего долю мгновения. Зато глаза пялились на неё со всех сторон. Словно по команде. 

«Неуютно как-то. Такое ощущение, словно я обнажена... Не первый раз так себя чувствую. Такое уже бывало. Такое странное внимание со стороны толпы... От меня чего-то ждут? Но чего эти люди ждут от меня?!..»

Позвонила Алиса:

— «Это я! Не мешаю? Я почувствовала твой призыв…»

— Погоди, — Хельга тихо вышла из зала.

Со сцены неслись какие-то шутки-прибаутки. Зал хихикал.

— Алиска! Есть дело! Мне надо увидеть тебя! Не хочешь с нами к медиумам?

— «Что ты! Во-первых, мне некогда, я только вернулась от Виктора. Во-вторых, едва вырвалась из водоворота майдана и устала. В-третьих, я знаю, что они тебе скажут! И, в-четвёртых, я даже знаю, кого позовут!»

— Ты о чём?! — Хельга шла к выходу из зала, чтобы нормально поговорить.

— «Ты не веришь!»

— Да нет! Верю, но… — Хельга как-то странно себя чувствовала. 

— «Ты себя слышишь? «Нет», «но», «не»... Ты психолог или кто?! Что за негативизмы?!»

— Ладно тебе! — примиряющее сказала Хельга. — Так кто там будет?

— «Василий Блаженный!»

— Кто?! Юродивый?

— «Царь! — устало сказала Алиса. — В истории многое напутали. Смутное время было самым жестоким и оболганным во всех исторических хрониках. Это был царь!»

— Царь?!

— «Ну, базилевс — царь, кесарь — Василий… Он стал пророком, чутка тронулся умом… Но это всё — слова! Короче, он сам тебе всё расскажет… Важнее другое! Я тут у Виктора кое-что на раскопе нашла. Ещё один ключ. Но это потом, не по телефону. Ладно! Надеюсь, сама узнаешь, жизнь или смерть! Я чувствую, тебя ждут ответы. Всё увязывается в такие узлы потрясающие!..»

— Ты меня пугаешь этой загадочностью, Алиса! Снова предвидения какие-то?!

— «Оль, ты гораздо сильнее меня, а удивляешься таким пустякам! Ты ведь с джинном превзошла всех, о ком я слышала. Ты остановила время... Прости! Я тороплюсь... Будь осторожнее. За нами следят. Я пока не пойму всё. Однако будь готова к битве. Не расслабляйся, будь настороже. Мрачные следят... Я такое напряжение кармы чувствую, будто весь мир на грани!» — Алиса переслала ей на почту отсканированные документы рунницы, ссылки на новости о майдане.

— Хм! Так всё серьёзно. Мне надо кое-что сказать тебе и особенно — показать! Артефакт! 

— «Артефакт? Здорово! Ты тоже нашла артефакт? Вот же совпадение! Погоди. Я дрёмно на него гляну... — она на время замолчала, потом сказала. — Интересно! Это как раз то, что надо. Как он к тебе попал?»

Хельга кратко рассказала.

— «Очень интересно! Ладно! Надеюсь, скоро встречусь с тобой. Когда закончится ваш сеанс, набери меня».

— Ну, хорошо, потом увидимся. А пока... Интересно, что мне тут дух царя скажет. Ты меня заинтриговала!

— «Ладно! Жду тебя с ответами!»

...

Хельга вернулась на своё место. 

Между тем на сцене все расселись по местам в медиумический круг. Во главе стола сел молодой человек безумствующей наружности, исполнявший роль медиума. Голова его была несколько запрокинута набок, глазные яблоки стали закатываться и блуждать, словно у эпилептика.

Вокруг стола сидели добровольцы из зала.

— Кого позовёте? — спросил ведущий.

— Наполеона?

— Сталина!

— Пушкина!

— Ивана Грозного! — крикнула Яна синхронно с кем-то из зала. Три или четыре голоса в унисон. Это было чертовски странно.

Дальше уже никого не слушали.

— Да-да-да! Давайте грозного царя! Он был верующим, так что... Иоанн Васильевич Рюрикович! Грозный! — провозгласил ведущий и крикнул: — Попрошу убрать свет!

“Грозный? Почти Василий Блаженный! Где-то я слышала о странной гипотезе, что они оба — одно и то же лицо! Ну, вроде дурацкая гипотеза, но целый собор есть имени этого юродивого! И Алиска говорила об этом же, и главное — знала, кого будут звать! Это ясновидение! Откуда Алиска такому научилась?!..”

Свет в зале погас, на сцене зажгли свечи в канделябрах. Медиум некоторое время настраивался на духа, наконец, тот явился. И ведущий тут же предложил задавать вопросы. К микрофону перед сценой выросла очередь.

Вопросы касались, конечно же, в первую очередь политики. У нас в последнее время, как и в 90-е народ очень сильно зациклился на этом больном вопросе. Долго не отпускает!..

Голос у медиума изменился, стал более низким, сильным, словно через него и вправду говорил  дух.

Грозный царь через медиума передавал такие странные прогнозы, что многие засомневались. И путч, и революция, и массовые беспорядки, и война, и стихийные бедствия, и приход пророков, и появление ковчега с чудовищами на борту, и пришествие сатаны... Это было уже слишком!..

— А не вешаете ли вы нам лапшу на уши, господа? — громко спросила крашеная мадам-златовласка из первого ряда.

— Нет! — резко парировал медиум. — Это у вас вчера сгорели макароны, а сегодня вы пришли без нижнего белья, в кошельке у вас два телефонных жетона, сорок зелёной бумаги и мелочь рубленой бумагой. Так что, Лариса Ивановна, придётся поверить.

Эту тираду медиум произнёс каким-то совсем другим злым голосом. У Хельги даже мурашки по спине побежали.

Яна прошептала:

— Жуть какая-то! Этот Грозный шизофреником был!

— Не наговаривай на покойника! — прошептала ей в ответ Хельга. — А то обидится и тебе чего-нибудь наговорит! Там, кажется не один дух…

В полутьме нельзя было разглядеть краску на лице мадам, подвергшейся разоблачению в такой большой аудитории. Но зал она не покинула, лишь тихо села на место.

Хельга почему-то опасалась выйти в Дрёму. Во-первых, она устала и потеряла массу энергии, во-вторых, в этом зале ощущалось что-то типа барьера, в-третьих Хельга просто побоялась этого духа. 

— Вы уж простите нашего царя! Он, как известно, в отношении женщин был... Э-гм! Бабник! Семь жён убил! — ведущий всхлипнул.

— Чего врёшь-то, щучий сын?! Одна у меня была! Что вы обо мне понавыдумывали?! — в голосе медиума слышались интонации киношного гайдаевского Ивана Васильевича. Это было немного глупо на взгляд Хельги, так медиум терял авторитет и доверие к себе. 

Зал хихикал уже над двумя пострадавшими.

— Тут ещё кроме меня — черти! — говорил медиум за Грозного. — Вы их слушайте, коли желаете! Они вам уже понарасказывали и понарасказывают! Почему вы их вызвали со мной вместе? Этих самозванцев!.. Тьфу! Псы!..

— А может ли Его величество персонально рассказать каждому что-то из будущего?

— Странные вы какие! Да уж не величество я более! Уж два перевоплощения пережил. А надысь умер заслуженным пенсионером в Суроже. Вот и смог прийти к вам. И иду снова из прошлого. Только вчера опомнился, сквозь колодезь пройдя... Впрочем, не понять вам сего! А вот величеством меня никогда не величали! Чего же масло маслить! Стыдно за потомков, которые не помнят прошлого, да и не знают! Да и знать не желают! Да и врут безбожно! Ох, летописцы, историки, мать их за ногу, как только совесть позволяет!.. Ну, да недолго уж вам строчить памфлеты! Скоро конец тьмы-то вашей, прихлебалы жидовствующие! Ну, а вам, добры люди, кое-что благое расскажу!..

Царь не соизволил всем делать предсказания, но самое особенное ему бы хотелось передать. Так он сделал пять предсказаний, потом Хельга вдруг услышала:

— Хельга Володимировна, седьмой ряд, место 14. Много испытаний, девочка! Долгая судьба ангелам, ладная! И я вас жду. Надеюсь. Очень важное вам предстоит. Послание моё найдёте, тогда поболе спознаете. Смотритесь в зеркало при этом. Отыскала ты зеркала-то?! Не простые, а волшебные! И чего тебе наговорили? Ангел!.. Хе-хе! Сегодня твой первый шаг! Прежде чем свою великую судьбу обрящешь вместе с мужем-отцом своим! А ну-тка, иди сюда!..

И Хельга почувствовала, как её понесло… 

...

Дрёма! Опять?!

Мир замер. Зрители не двигались в застывшем времени. Со сцены к Хельге плавно полетел синий человек.

Джинн?!

Он радовался ей.

— «Привет, ангел-берегиня! Вот, видишь, какие сны джиннам снятся!»

— «Сны?» — Хельга не понимала.

— «Так я сплю. И это всё у меня во сне происходит».

— «Так это всё у всех во сне происходит! — улыбнулась девушка, — Ты — царь?! Ты умер в Суроже? Но как это?.. Реинкарнация?»

— «Ну, не надо так глубоко копать! — рассмеялся джинн. — Знаешь, ангел, ведь тогда я ханом был не по доброй воле. Уже тогда цари были не в ладу... Мне страшно от кривды той, что вокруг имени моего наворотили. Но, слава богам, я смог печати на вас наложить. То Карна с Желей пусть берегут! Ох-ох-онюшки! Тяжко мне! — ему взгрустнулось, — Проснусь и снова всё забуду! До правды тяжко дойти будет, коли наворотили кривды. Но ты ищи и обрящешь. Место, которое ищете, совсем рядом. Ежели сестра твоя сразу не поймёт, скажи ей: «Подле жилища своего ищи дом гонимых созданий. Но это лишь одна сторона Калинова моста. Вторая — в капище». Ладно уж! Разберётесь! Не знаю, свидимся ли... Коли найдёшь меня, расскажи мне всё, а то памяти во мне не осталось! Вы ведь тогда уберегли всех нас. Как и теперь, надеюсь...»

— «Погоди! А тебя я сегодня в подвале видела?»

— «Отчасти!»

— «Как это — отчасти?!»

— «Сложно объяснить! Сам не пойму! Больно сложно сие! Сквозь колодезь прошли мы. Как-то порастерялись!.. А про Сурож и прочую чушь это чёрт тот вещал, плюнь! Ладно! Пока хватит! Остальное узнаешь в дурдоме! С богами, родимая! Пора мне!..»

И вдруг Хельгу понесло.

Нить...

Да! Нить тянулась куда-то в пространство или во время. Она взялась за конец нити и потянула её...

Но нет! Это нить потянула её куда-то. Сквозь смерти и жизни куда-то в прошлое...

Хельга почувствовала, что эта нить не её. Хотя она к ней привязана, как ещё многие другие...

Хельга не поняла эти образы, зато прочувствовала их. Осознание придёт. Надо только порядок навести в душе. Нить-то была не светлой, а марной, мрачной, мерзкой...

...

«Кавардак в голове!.. Все узнаю в дурдоме! Да уж!.. И почему — дурдом?! Что это за джинн-то такой?! Откуда он взялся?! И почему назвался царём или ханом?! Какую роль он играет в этом всём?! Не складывалось что-то...»

На сцене все замерли, ожидая продолжения. Но дух Ивана Грозного покинул медиума. Тот замер, глядя в одну точку, не в силах сказать ни слова.

— Что они там зависли?! — плюнула Яна.

До конца сидеть Хельга уже была не в силах. Бред. Но в душу, как камень влетел. Она ничего не сказала Янке, вышла из зала и пошла к Алисе.

Ощущение нити в руках оставалось. Отогнать это ощущение она не могла. Хельга боялась её тянуть, но и отпустить была не в состоянии.

На том конце нити было что-то очень страшное. Там были смерти, смерти и смерти. Но их когда-нибудь придётся увидеть. Но не теперь… 

Конец 1 части

Продолжение следует

promo nilloleg april 22, 2016 09:17 15
Buy for 20 tokens
Видите эту юную, глазастую девушку на фотографии? Красивая, не так ли? Не заглядывая в статью, попробуйте представить, чем занимается эта милая девушка с Сахалина с зашкаливающей няшностью, так сказать? Просто забейте в поиск «катя кловер», уберите безопасные настройки и…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded