nilloleg

Categories:

Сны ангелов 1-08 Предчувствие смыслов (Фэнтези-аудиосериал)

 

Волшебные способности ангелов связаны с голлемами.  Непонятно только что это за способности, они ведь опасны,  непредсказуемы. Открывая дальше мир Дрёмы и состояния транса герои  начинают лучше понимать действительность.

В восьмой серии Олег  попадает в череду странных событий. К нему постоянно подходят какие-то  люди, все от него чего-то хотят. Он находит один волшебный артефакт,  который открывает ему часть тайны...

Слушать:

Слушать первую часть: https://youtu.be/VN8o2KhvngE

Слушать весь сериал в плейлисте: https://www.youtube.com/playlist?list=PLQhvn3L__cB8pUh7_TWblCHlst8HtxTNJ

Все  совпадения с реальными событиями и географическими местами прошу  считать условными, но не пародийными и не случайными. Это фэнтези, это  другой мир. Надеюсь, сквозь призму этого мира можно будет на наш  посмотреть другими глазами.

Ждём от читателей-слушателей интереса и  конструктивной критики. Делитесь, пожалуйста,  впечатлениями в  комментариях, подпишитесь на наш канал, поддержите перепостом в  соцсетях. Заранее благодарю!

#Сны_ангелов

Прочесть в письменном виде:

8. Предчувствия смыслов

Приморское. 23 августа, 04:00

Очнулись они только ночью на морском пляже. На востоке небо за холмами слегка подрумянилось в ожидании рассвета. Волны накатывали тёплым шумом, слегка касаясь ног.

— Как мы тут?.. — начал Олег.

— ...Очутились? — закончил Лев.

Коннор ответил, так как знал ответ:

— Приехали на поезде.

— На кой?

— Меньше пить надо, товарищи! Ладно, Лёва, но ты, Кельт! Как ты так напился?!

— Мы долго спали? — спросил Олег. Он не мог понять, почему в голове был такой туман. Что за водку они пили?..

— Часа три в поезде, потом часа два тут... Вы вообще ничего не помните?! Даже поезд?..

— Смутно — поезд... — Лев и Олег переглянулись и расхохотались.

— То есть девок в поезде помните?

— Точно! Пошли к девкам!

Они шли через пляж к бару, где назначили встречу девушкам, которым назначили рандеву. Полная тьма окутала ребят. Ночь не по-летнему была черна. Ни Луны, ни света фонарей. Словно кто-то накрыл Приморское чёрным куполом. Только звёзды сквозь лёгкие облака.

Тут, за мысом с отвесной скалой, не было слышно звуков города, сюда не проникал свет. Только шум морских волн и тьма. Полный покой.

Море звало окунуться в него. 

Ребята разулись и ополоснули усталые ноги в теплом море. 

Но отделаться от каких-то странных предчувствий Олег никак не мог...

— Олег! Ау! Кельт, Очнись! — толкнул его в бок Коннор. — Девчонки ждут!

В темноте послышался рокот автомобиля. Хоть глаз вынь, не было видно, откуда ехала машина, шум волн гасил направление звука. Может он ехал из-за мыса?..

— Эй, Коннор, откуда шум? С какой стороны они едут?

— Козлы пьяные, — выругался Лев. — Хоть бы фары включили, дебилы! Ща по сусалам как настучу!..

Автомобиль ехал по берегу моря на полной скорости. Во тьме он был словно невидимым. Кто и как его вообще пустил на пляж?

Ребята отошли подальше от моря, ругаясь по этому поводу.

Вдруг свет фар ослепил их. Быстро двигавшийся автомобиль оказался в нескольких метрах. Водитель наконец-то решил включить фары, причём сразу же дальний свет. Может,  услышал крики и ругань?

И хоть ребята были далеко, однако, каким-то непостижимым образом автомобиль обсыпал их смесью песка и пыли.

— Ах ты ж, падла! — хором закричали они на него, отплевываясь от набившегося в рот песка.

— Чтоб тебе!.. — Олег не успел договорить проклятие, как вдруг автомобиль занесло, и он покатился, переворачиваясь и кувыркаясь. Фары лихорадочно ощупывали пляж, плевались светом в небо и в море, словно дискотечные софиты.

Автомобиль врезался в какое-то полузаброшенное строение, и, наконец, этот танец света закончился завыванием гудка. Пронзительный вопль, казалось, будет длиться бесконечно. Фары уткнулись в облака как две руки великана…

Олег, не раздумывая, побежал к автомобилю. Ребята, чертыхаясь, помчались за ним.

— Надо звонить тёлкам! — орал Лев. — Они нас не дождутся! Блин, с вами тёлок не завалить! Говорил вам, что надо сразу их сюда вести! На кой вам этот бар понадобился?!

— Да они бы тебя продинамили, как обычно! Да и продинамят... Харе трепаться! — отплевывался Коннор.

Олег подбежал первым и заглянул в водительское окно. В салоне едва светился один огонёк, и при его свете было видно, что оба пассажира в крови и признаков жизни не подают.

— Вынимаем их! Быстрее, пока не загорелось! — командовал Олег.

Сначала вытащили девушку-пассажирку. Затем водителя. Наконец-то замолчал этот пронзительный вопль гудка. Хотя его эхо, казалось, всё ещё доносится со скал и с моря.

— Вынос мозга! — рычал Лев по этому поводу.

— Не дай бог оба умерли! — сказал Олег.

Ребята осторожно оттащили пострадавших подальше от автомобиля.

Парень-водитель был мёртв, голова его была сильно перекручена набок, грудь пробита разбившейся бутылкой от пива. Кровь заливала всё кругом...

Насчёт пассажирки Олег ошибся — она ещё дышала. Правда голова её была в крови.

Лев пытался дозвониться до скорой помощи, потом до девочек. Ругался на отвратительную связь. Мобильники ребят тут были бесполезны, ловил только телефон Льва, да и то через раз.

Коннор нашел у водителя мобильник чуть помощнее и смог дозвониться до скорой помощи.

Зато девочки не отвечали.

— Будем ждать скорую? — с сомнением спросил Коннор.

— А ведь это ты их проклял! — сказал вдруг Лев.

И Олег и Коннор адресовали эти его слова себе.

— Я?! — в один голос воскликнули они.

— Ты, Кельт! — жёстко сказал Лев. — Ты их на смерть проклял! Твоя вина, Олежка!

— Ты это о чём? — вяло спросил Олег. Но пытался отогнать эту мысль. 

В его сознании отразился тот образ, который он таки послал этому горе-водителю в тот самый страшный момент. И это не было добрым пожеланием.

Как же так? Это ведь уже не просто странность. Смерть. Настоящая. Реальная...

— Да брось, Лев! — сказал Коннор. — Это совпадение было! Мы все кричали ему проклятия!

— Не принимайте меня за шизика, но я ещё видел! Ты ведь, Коннор, тоже вечно говоришь о дрёме. Я видел что-то странное. Будто в тот миг от нашего Кельта, ангелочка нашего, какой-то луч тёмный вдруг коснулся этого джипа. Может меня и глючит, товарищи, но я видел то, что видел!

— И что теперь?! — раздражённо бросил Коннор. — Это как-то поможет этим несчастным?!

— Вот пусть наш ангел смерти теперь вернёт их к жизни! — Лев обернулся к Олегу.

Его чёрные глаза сверлили друга. И Олег не мог понять, шутит тот или всерьёз говорит.

— Давай, ангел, помаши крылами! Или плюнь на них! Или капни кровью пречистой! Авось очнутся эти несчастные!

— Прекрати, демон! — вдруг рявкнул на него Коннор. — Ты перепил сегодня! Думаю, нам не стоит ждать скорой! Они ведь и ментов нагонят — сто процентов! Предлагаю рвать когти! Нам сегодня не до ментовской волокиты...

Олег, задумавшись, водил взглядом по кромке моря. В свете автомобильной фары он разглядел на линии прибоя какой-то предмет.

— Эй, Кельт, ты куда? — окликнул его Лев.

Он не ответил, опустился на берег и стал раскапывать мокрый песок.

Кинжал. Обычный кинжал. Старинный.

Олег взял его в руки и ополоснул в воде.

Нет! Не обычный! Аж дух захватило! И по спине забегали мурашки — огромные, как тараканы...

Странности продолжались. Только теперь всё вышло на какой-то новый уровень.

Ему вдруг показалось, что он держит в руке огромный тяжёлый меч. Клинок был столь острый, что, казалось им можно даже без усилия рубить толстые деревья. Словно это волшебный меч некоего покойного богатыря, меч-кладенец какой-нибудь...

Это, конечно, не меч. Олег положил кинжал на песок и осмотрел. От этого предмета веяло силой. Волшебством...

— Такое бывает? — прошептал он.

Почти угадал тот полусумасшедший чудак с концерта. Олег нашёл-таки оружие. Теперь осталось только узнать, действительно ли ангел он или нет. И ещё: будет ли конец света? О чём там ещё сегодня говорил этот чудак? Смешно! Или загадочно?!

— Пора сваливать! — крикнул Коннор. — Кельт, чего ты там ковыряешься?!

— Всё не просто так, ребята! — пробурчал он в ответ. — И это ужасно!

— Надо валить, а то менты нас замаринуют! — говорил Коннор.

Олег схватил кинжал, бросился к раненной девушке. В полутьме он не видел лица, но слышал дыхание. Слабое, прерывистое...

Олег поднёс рукоять кинжала ко лбу девушки, потом провёл ладонью по волосам.

— Очнись, милая, очнись! Не умирай! Живи!

Ему показалось, что она открыла глаза и тоже что-то прошептала неразборчивое.

Сзади подошёл Коннор.

Да, её глаза открылись. Девушка неотрывно смотрела на Олега. Её губы что-то беззвучно шептали.

Он так и не понял, что та говорила. Если вообще что-то сказала. Зато Олег почувствовал от неё волну восторга и благоговения.

Наудачу подошли двое местных жителей. Рыбаки. Можно освободиться, перекинув заботу о пострадавших и свалить отсюда.

Лев и Коннор им рассказали о случившемся. Ребята попросили этих местных ждать скорую. Теперь самим можно было спокойно идти прочь. Связываться с местной полицией, которая не замедлит явиться, не очень-то хотелось.

Они пошли в город, в бар, где их должны были ждать девочки.

В баре их, конечно же, никто не ждал.

— А где же наши знойные южные подруги?! — озабоченно суетился Лев.

Облом. Не дождались. Или вообще не пришли. Дозвониться даже из города до них ребята не смогли.

— Из-за тебя всё! — рычал Лев на Коннора.

— Да ты сам язык распустил! Ты что, не видел, как они реагировали на тебя! Я пытался тебя утихомирить!

Они ругались, а Олег пытался разобраться в том, что произошло. Да не с местными тёлками, а там — на пляже.

«Неужели я предчувствовал это событие?! — думал он. — Так вот откуда было это навязчивое ощущение тоски!»

Ребята могли ещё долго ругаться, а ему было морально тяжело от произошедшего.

Принесли пиво. Олегу не хотелось пить. Почему-то было даже противно смотреть на алкоголь. Опохмеляться не хотелось вовсе.

Он достал свою находку. При свете огней бара он получше разглядел, что же нашёл в море.

— Ребята, хватит, — устало сказал Олег. — Посмотрите лучше на это.

Он показал им кинжал.

Коннор и Лев восхищённо крутили артефакт в руках, вырывали его друг у друга, рассматривали…

Обычный кинжал на первый взгляд, но что-то в нём было...

— Прикольная вещь, — сказал Лев. — Только антикварной ценности в ней мало! Ни инкрустации, ни надписей... А, нет! Надпись есть! Вот смотрите.

Лев нашёл на лезвии бледную затёртую надпись у основания под самой рукоятью. Ребята стали приглядываться. На другой стороне нашлась ещё одна надпись.

— Что это может значить? Похоже и на руны и на буквы, — сказал Коннор.

— Да, в Футарке не все эти руны есть, — заметил Олег. — Тут какая-то смесь.

— Так, — Лев с хитрой ухмылкой принялся читать, наверняка решил приколоться. — «Дима! Лизался, жрун, а, гад?!»

Он ржал, тыкая кинжалом в воздух.

— Успокойся, — шикнул на него Коннор. — Хочешь, чтобы менты нас загребли! Не махайся этим ножичком.

— Тут что-то более серьёзное, — сказал Олег. — Что-то чувствую странное. Будто с этим кинжалом что-то связано. Что-то судьбоносное.

— Да. Это не простой нож, — сказал Коннор. — Это артефакт! Магический! Я чувствую это. И обстоятельства находки это только подтверждают! Как его называл тот чудак на концерте? Ну, ты рассказывал...

— Хран, — ответил Олег.

— Н-да! Ты чувствуешь его энергетику?

Олег понимал, что-то действительно было, что-то странное. Коннор прав. И чем дальше, тем сильнее Олег чувствовал этот артефакт, его душу. А эта волшебная вещь словно подсказывала, что развивающиеся события нагнетают нечто очень важное. Не только для него, но и...

Судьбы мира?! Да, ну! Он отогнал тень мании величия. Судьбы мира и так ежечасно в наших руках, а что толку-то! 

«И свою-то жизнь поменять лень, а уж обо всём мире говорить!.. Поятнуть такую ответственность?!..»

— Кажется, мы в «дозоры» переигрались! — придумал Олег самое простое объяснение всему происходящему. — Что дальше-то? Домой пора.

— Ты хоть врубаешься, что происходит? — тормошил Олега Коннор. — Это магия! Ты становишься волхвом.

— Это был безумный день. Пора его заканчивать!

Они ещё поболтали. Потом ребята попросили его прочесть стихи или спеть одну из своих песен.

«Чего это их по пьяни переклинило?!»

Петь он не стал, конечно. Сколько можно?! Только-только с концерта! Да и настроение не то, да и поёт он не так хорошо, как читает...

— Ожидаю, сгораю, молчу,

Продаюсь за исчерпанный грош.

Остаётся ещё мне чуть-чуть,

Ведь моя революция — дождь!..

Он прочитал одно стихотворение, потом второе.

И вдруг осознал, что в баре оказалось тихо. Кто-то даже музыку выключил.

Олег огляделся. Все делали вид, что не слушают. Но при этом все молчали. Слышно было только голос ангела, шум моря за окном и полёт двух мух под потолком.

Это напрягало. Олег почувствовал себя неуютно. Люди двадцать первого века не слушают стихов. У него был опыт выступлений. Он уже давно играл в рок-группе, он выступали в клубах, да и сегодня на фестивале. Только никогда не было такой реакции слушателей. Потому это и удивляло. Может, потому что Олег никогда не пробовал на публике читать стихи. Не петь, а именно читать. Просто читать. Как Есенин, как Маяковский…

Он остановился, замолчал. Как-то не хотелось больше.

— Я в туалет, — шепнул Олег и в полной тишине прошёл мимо замерших слушателей.

Все и вправду замерли, словно истуканы. Это было настолько странно!

Он шёл, словно по кладбищу. Нереальные фигуры замерших людей с остекленевшими глазами... 

До туалета Олег не дошёл. По пути его остановила улыбающаяся парочка. Приличные парень и девушка. Немного не к месту для подобного заведения: они были одеты в костюмы, белые рубашки, лакированные туфли.

Хм! Этих двоих его выступление неожиданно настроило иначе, чем всех прочих. 

«Ну, чего вам?!» — он мысленно послал их к чёрту. 

— Ангел мой, — сладко проворковала девушка. — Это просто обворожительно! Мы видели ваш концерт. Это весьма интересно! Нам было бы очень интересно с вами посотрудничать!

— Такой текстовик! Э-э-э, в смысле, поэт! — улыбнулся парень. 

— А прочтите что-нибудь ещё, — снова подарила Олегу обворожительную улыбку девушка.

Что-то ему не нравилось в этих двоих персонах. Странные. Никак не мог понять, что именно в них было странным. Что-то неуловимое...

— Я вам экспромтом почитаю, — ему на самом деле хотелось от них сейчас избавиться понятно почему... И он начал:

— С нашей волей не сравниться

Тем, кто ввысь летит, как птица.

С нами он взлетит стрелою,

Чтоб упасть и вдрызг разбиться.

Мы же мрачными крылами

Распрострёмся облаками

Над твоим погасшим телом...

Спи, наш птенчик, спи, как камень... 

Он читал и чувствовал, как растёт мощь его голоса. Внутри накипала энергетика. Эта энергия не выливалась в звуке, а только в интонациях. Олег мысленно хотел послать их ко всем чертям. Почему-то они очень злили его. Он пристально смотрел им в глаза: сначала девушке, потом парню. Смотрел до тех пор, пока они не опускали взор.

Что-то неуловимое изменилось в облике этих двоих слушателей. С их лиц даже сползли улыбки.

«Ангел! Настоящий ангел!», — прочитал он по губам девушки, в глазах её читалось желание, похотливое. Она склонилась к плечу своего спутника, беззвучно что-то ему говоря.

Несколько посетителей бара, которые слышали эту декламацию, уже не просто замолчали, а обернулись, глядя на Олега во все глаза.

А слова выскакивали из него совершенно произвольно. Он придумывал на ходу:

— ... Слепим заново твой облик,

Всё, что надо мы исполним

Так, чтоб знал ты смысл полётов,

Чтобы не был обездолен.

Ты — мертвец средь птичьей стаи.

Ведь не крылья распускаешь,

А душой стремишься в небо...

Энергия росла, как снежный ком. 

И вдруг какой-то дядька лет сорока выскочил из-за стойки бара, бросился на пол с диким криком и стал биться головой.

Олег замолчал. Его лакированные собеседники тоже замерли.

Это невероятное событие происходило, словно во сне.

Что это за помрачение такое?! Человек стоял на карачках, кричал и бился головой об пол, бился до крови, рвал волосы...

И никто даже не пошевелился, чтобы остановить его. Все были в шоке от такого необычного и неожиданного происшествия. Или они были в шоке от этого поэтического представления. 

Девушка с парнем ещё что-то пытались сказать Олегу, но он отвлёкся от этой странной парочки, ведь надо было как-то спасать одержимого мужичка.

Только один Коннор опомнился, вскочил, бросился к мужчине, схватил его за шиворот, пытаясь перевернуть на спину. 

— Успокойся! — твёрдо сказал Олег мужчине. — Всё будет хорошо. Успокойся!

Олег поймал его взгляд, и в тот же миг мужик вдруг расслабился.

— Что это с ним? — заголосили вдруг все вокруг, засуетились, бросились к ним. 

Вовремя!..

Олег огляделся в поисках лакированной парочки. Их не было. Парень и девушка словно растворились в воздухе. Очень странно!

Пострадавшим занялись другие. Хотя с ним было уже всё нормально. Олег в этом был уверен. Даже не удивился себе.

— Поехали домой, хлопцы! — сказал Олег. — У меня никакого желания продолжать приключения! Утро уже...

Ребята бросили пиво и поплелись за ним. 

Олегу уже ничего не хотелось. Алкоголь выветрился, и трезвое сознание подвело итог сегодняшнему дню.

Вскоре они уже были на вокзале. Маленькая неприметная станция очередного курортного городка. Тусклые фонари едва рассеивали тьму, вырывая из ночи редкие людские фигуры.

Лев и Коннор забили косяк. Курили, веселясь чему-то своему.

— А в Дрёму так можно выйти? — спрашивал Лев.

— Как вариант… — говорил Коннор. — В Навь быстрее выйдешь под наркотой!

— Кельт, ты с нами?

Олег отказался курить. Никогда не собирался даже пробовать наркотики. И ему было плевать, как приятели относились к этой его странности. Странность! С каких же это пор нормальность стала считаться странностью?! Ну, да ладно! В отличие от всех остальных он чувствовал силу в том, что мог отказаться от этих никчёмных впечатлений — последствий микровзрывов клеток мозга... Ещё бы от алкоголя и сигарет избавиться!..

Говорить о чём-либо ему совершенно не хотелось. Олег пытался собрать воедино мозаику событий минувшего дня, чтобы выявить хоть какую-то закономерность. Пока не вырисовывалось ничего путного. Он понимал только, что его словно судьба вела. Только — к чему?

Он сунул руку в карман и взялся за рукоять кинжала. Этот предмет обладал необычной энергетикой. Ему показалось, что кинжал словно тянет куда-то, будто хочет что-то показать, что-то сказать. Он заметил, что каждый раз, прикасаясь к нему, возникало необычное воодушевление, возбуждение и прилив сил.

Он остановился возле яркого фонаря и стал читать объявления, наклеенные на столбе.

Привлекла странная надпись на объявлении: «АНГЕЛАМ ВХОД ЗАПРЕЩЕН! Пока...»

Ну, вот, снова об ангелах!

Стал читать, что же там в объявлении ещё: «... Пока вам не стоит сюда идти! Держитесь вместе. Только нашедшие себя и друг друга могут позволить быть тут! Это место заказано кощеями! Это время заказано кощеями! Как раз именно теперь происходит то, чему ангел может помешать. И в ином месте уже выпустили владык. И вам, ангелам, предстоит найти спрятанное и упущенное! Твой меч — свидетельство всего этого. Один из четырёх хранов. А теперь обойди место сие два раза, и увидишь важное».

И кощеи — снова!

Олег чувствовал какое-то необычное возбуждение. Что же было в этой надписи?!

— Коннор, прочти! — он подвёл друга к столбу и указал на странное объявление.

— Что? Что тут? — он стал читать: — «Нашедшим спаниеля серого окраса...»

— Стой! Это не то! — он ткнул в лист рукой, и вдруг понял, что странной надписи нет. 

Вместо объявления для неведомых ангелов было объявление о пропавшей собаке.

— Меня глючит! — Олег задумался. Надышался дыма от косяков приятелей? Нет! Ведь даже рядом не стоял!

Нащупал в кармане сумки кинжал. Это не артефакт ли устраивает эти глюки?..

Ладно! Он позвал Льва. Результат тот же. Приятель увидел только объявление о собаке.

Стоит обойти столб, как было написано в объявлении из галлюцинации? Пусть приятели решат, что у меня поехала крыша, мне плевать! А вот убедиться в своей вменяемости для меня важно! — Олег обошёл столб два раза и снова стал читать объявление.

«Ты правильно всё понял! АНГЕЛУ ПРЕДСТОИТ ВЕРНУТЬСЯ СЮДА. Прочтёшь».

Опаньки!

Да уж! Глючит не по-детски!

— Коннор, читай!

— Кельт, ты, кажись, напился, дружище! Мы курили, а глюки — у тебя! Непорядок, друг мой! Харэ прикалываться! — Коннор вообще отошёл от Олега подальше.

А Лев стал прикалываться:

— Тебя точно глючит, Олежка! Явно после этих трупов, а потом после мужичка в баре тебя слегка повело! Как, однако, люди на твои стихи реагируют! Аж убиваться тянет! Вон тот аж головой бился, чтоб ты прекратил читать! Ладно! Такого эффекта я, конечно, не ожидал, но тебе сочувствую! Может, тебе косячок всё-таки забить, чтоб тебя отпустило?! Или дать тебе успокоительные капельки? Я схожу куплю! Чего для больного друга не сделаешь! Какого пивка тебе?

— Да плевать! Какого хочешь!

Друзья пошли в магазинчик, оставив Олега одного.

Может, это из-за кинжала он чувствовал странности и видел эти послания? 

Сжал покрепче рукоять кинжала и решил побеседовать с этим волшебным фонарным столбом. Раз уж крыша поехала, надо хоть узнать, к чему это приведёт. Возбуждение, охватившее его, было столь странным, что он уже ничему не удивлялся. Словно был один на один с этим фонарным оракулом.

«Так! Теперь ответь мне, мы, что, не должны ехать на этом поезде?»

Обойдя столб, он получил ответ:

«Поезд — это не место встреч. Но тебе повезёт! Если вообще останешься на Межгардаре после этого :)»

Блин! Даже смайлик нарисован! Издеваешься, оракул?!

«А что за Межгардар?» — спросил он.

«МЕСТО».

Так! Эти ответы напустили много тумана. Олег почувствовал приближение каких-то важных событий. И это точно не глюк. Более трезвого осознания всего происходящего он ещё никогда не чувствовал. Ему даже показалось, что вся предыдущая жизнь была лишь подготовкой к тому, что начинается в эту минуту.

Вот и поезд. Он транзитный, но хорошо хоть останавливался на этой неухоженной станции! Эти балбесы успеют к поезду со своим пивом?!

А! вот они бегут...

Тусклый голос что-то пробубнил невразумительное в громкоговоритель. К кому он обращался на пустом вокзале? В любом случае стоило бы поработать над дикцией!

Поезд приближался. 

«Нет. Ехать на нём не стоит. Это предупреждение!» — и Олег пошёл к друзьям, обнял их и повёл прочь, пока они не заметили поезд.

Он даже обманул их, что поезд другой, а тот, что им нужен, будет чуть позже.

Они присели на скамейку в ожидании следующего поезда.

Лев и Коннор обсуждали концерт. Коннор решил, что группа облажалась, Лев напротив — был в восторге (для него это было второй раз в жизни). Они стали спорить. У Олега было своё мнение, но совершенно не было сил говорить.

Они незаметно перешли к обсуждению странностей их путешествия в Приморское. Коннор связывал это всё с тем, что Алиса предсказала почти всё, что произойдёт.

— Что именно? — вяло поинтересовался Олег.

— Что у тебя глюки будут, что к тебе будут странные люди подходить, что ты что-то найдёшь...

— Ого! — Олег покачал головой. — Как она это предсказала?

Ему не верилось до конца. Хотя от Алиски можно ожидать и такого.

— Она видела это во сне, — рассказывал Коннор. — Она сейчас много снов странных видит. И в последнее время про вас, ангелы. Очень много про вас!

— Про нас? — Олег недопонял, что друг имел в виду.

— Про тебя и её сестрёнку — Хельгу.

Снова об этой загадочной девушке, с которой Алиса никак Олега не может познакомить. Словно сама судьба против того, чтобы они встретились. Олег вспомнил, какие странные препятствия ему встречались каждый раз, как Алиса назначала «встречу двух ангелов».

Раза три Алиса попадала в неприятные истории, и встреча расстраивалась. Два раза Олег сам попал в неприятности как раз накануне этих встреч. И пару раз Хельга никак не могла появиться. То Алису забрали в кутузку с компанией наркоманов. То она сломала руку. То уже в больнице он с Хельгой просто разминулись два раза. Из-за того, что один раз его задержали на так некстати подвернувшейся работёнке, второй раз из-за того, что Хельгу родители неожиданно отправили по некоему срочному делу. Что касается неприятностей Олега, то все они складывались из целой серии мелких необычностей и странностей, которые и приводили к тому, что он никак не мог прийти на встречу. 

Наверняка, и у Алисы и её сестры происходило тоже целая цепь мелких неожиданностей и неприятностей. 

И Олег и Хельга не любили соцсети, у них не было активных акаунтов. Были у них свои мотивы, почему ни Олег, ни Хельга этого не делали. Алиса предлагала им передумать, завести себе хотя бы фиктивные аккаунты в соцсетях. И, может быть, это поможет им быстрее встретиться. Они пока раздумывали. Можно было ведь просто списаться по телефону. Но это было бы как-будто не по-настоящему.

Словом, если учесть все это, то складывалось впечатление, словно некий злой рок запретил эту встречу. 

И вот Олег теперь гадал: им вообще нельзя встречаться или просто не пришёл срок? И вообще — стоит ли об этом даже думать?

Ответов пока не было. Зато это всё больше и больше интриговало.

— Так что за сон Алиса видела? — спросил Лев.

— Словом, всё, что с нашим Кельтом произошло, — сказал Коннор. — Каждый раз, как Кельт мне рассказывал свои приключения, я всё больше и больше убеждался! Не хотел рассказывать, чтобы сбылось!

Олег и Лев помолчали. Всё это не заслуживало лишних циничных шуток или банальных слов. Даже Лев это понял.

— Да уж! — заключил Коннор. — Алиска у нас обрела дар ясновидения. Уже не впервой замечаю!

— Демон — ясновидящий?! — усмехнулся Лев. Всё же не смог удержаться наш друг от своего сарказма. Он и сам был бы не прочь в будущее заглянуть, потому и позавидовал.

Демон. Да, Алиса давно уже стала рассказывать о своём опыте. О том, что она видит в состоянии транса. Не всем, понятное дело, рассказывала, только Олегу, Коннору, иногда Льву и некоторым другим. Наиболее приближённым. Обожглась с этими рассказами в детстве, её ведь пару раз чуть в дурку не упекли…

Алиса называла состояние транса, в который она погружалась, Дрёмой. По её словам, это вроде тонкого мира. На самом деле Дрёма и есть настоящая действительность, просто люди настолько погрязли в материальном, что увидеть её уже не в состоянии. Только там можно увидеть настоящие образы людей. Те образы, которые в нашем явном мире нам не доступны. Она как-то рассказывала о своих опытах, о том, что видит разные образы, скрытые за человеческими оболочками. У неё ещё не всё получается. И очень трудно увидеть всё из-за иллюзии, которой является наша реальность. Всё искажается больным воображением людей. Там ведь в Дрёме ещё куча всяких существ, не воплощённых в телах людей. Всяких паразитов, невидимых такое множество. Каких только мифических существ только не встречала Алиса!..

Она объясняла, что все земляне — просто эволюционировавшие или деградировавшие люди, что-то типа ангелов и демонов из мифов. Крылатыми люди становятся тогда, когда овладевают воображением. А овладевшие воображением, могут управлять и кармой, то есть — судьбой и законами реального мира. Ведь реальный мир в представлении Алисы был всего лишь иллюзией — игрой нашего воображения.

— Это ты о чём? — спросил Лев. — Что она ещё предвидела, кроме странных приключений нашего чудаковатого друга?

— Сказала, чтобы ничему не удивлялся. Сказала, что мы на пороге! И скоро обретём такие же способности, как и она. У меня, кстати, уже проявляется. Я, к примеру, иногда могу вас видеть. Братцы, вы просто красавцы в Дрёме!..

Лев расхохотался:

— Да ладно тебе! И всего-то?! Так что же она предсказала?

— Что попадём в крупные неприятности с транспортом, — ответил Коннор.

— Так это ж не мы попали! Это те чуваки на джипе!

— И слава богам! — Коннор потянулся и устроился поудобнее. — Поспать, что ли?.. Разбудите, когда поезд подъедет.

— Я вас огорчу, — решил признаться Олег. — Мы наш поезд пропустили. Мне артефакт подсказал, что это опасно.

Коннор и Лев недоверчиво воззрились на друга.

— Следующий через час, — сказал Олег.

— Ты уверен, что с тем поездом что-то случится? — спросил Коннор.

— Я то как раз не уверен, но, думаю, артефакт нас предупредил. Ты ведь чувствуешь, Игорь, что это не простой ножичек, не так ли?

— Честно, — сказал Лев. — Я сначала думал разозлиться, а теперь вижу, вы, ребята, больные, и обижаться на убогих нет смысла! Видят они, предсказатели от Кащенко!..

Олег стал расспрашивать Коннора о том, что тот знал о странных идеях Алисы. Потом Лев решил поприкалываться.

— Так ты говорил, что видишь что-то? — спросил он Коннора с лёгкой ехидцей.

— Нет. Разве что ауру, — раньше бы Коннор сам поиздевался бы надо Львом, но теперь он равнодушно относился к самоутверждению за счёт унижения другого. Действительно многое поменялось в нём.

— Серьёзно?!

— Да. А что тут такого?! Это каждый может!

— И какая у меня? — возбуждённо спросил Лев.

— Ты — прозрачный, — пожал плечами Коннор. — У Олега — зелено-голубая...

— Голубая?! — заржал Лев. Он тут же решил выпросить кинжал, объяснив, что тоже хочет попрактиковаться в Дрёме. 

Олег видел, как Льва тянет к этой вещи. Хотя тот и не признавался. Зато глазки его сверкали лёгким безумием при виде артефакта.

Получив артефакт, Лев крутил его, вертел, пробовал на зуб, прикладывал ко лбу, вчитывался в надпись. Никак у него не получалось войти в контакт с этим артефактом и увидеть Дрёму. Даже краешком.

Ребята поржали с него.

Олег отобрал у него кинжал. В голову ему пришли странные стихи, Олег пробормотал их:

— На Калиновом мосту

Мы с братками на посту.

Сотни лет над сей рекой

Явный мы храним покой.

Но кощеи рвутся в Явь

По Смородине не вплавь,

Да на мост встают они...

Боже, нас оборони!..

— Ты о чём? — спросил его Коннор.

— Да вот весь день стишки дурацкие в голову лезут...

— Ты полегче со своими стихами. Больно опасны твои вирши, — Коннор вздохнул. 

Вдруг Лев прервал их диалог и выдал:

— Тут совсем не «Дима, который лизался и жрал»! — он стал так отчаянно махать кинжалом у Олега перед носом, что тот стал опасаться за сохранность своего лица. — Знаете, что тут начертано? «Демон Алиса, обоехран огня»! Не знаю, что за обоехран, но остальное — однозначно! Обоехран... Что-то типа двойной хранитель! Как вам интерпретация, а?!

Олег с Коннором аж подпрыгнули.

Олег выхватил кинжал у Льва из рук и вгляделся в надпись. И увидел не только руны, но и почувствовал образы в начертаниях.

Это не сложно. Всё оказалось вполне понятно.

Словно кто-то нашептал на ухо. Сквозь запах апельсинов проникли образы.

— Да, это Алиса! Демон, — Олегу ясно виделись образы, слова и руны. — Только имя другое — Алислава. И кинжал этот — хран огня. Хран — это как хранитель...

— Так наша Алиска — хранитель огня?! — с восхищением потянул Лев. — А с другой стороны что?

— Калёный двуликий. Это имя клинка, — сказал Олег и поводил носом вокруг. — Хлопцы, а никто не чувствует запаха апельсинов?..

— Ты уверен, что это так? — спросил Лев, он взял у Олега из рук кинжал. — Странно всё это! Алиса! Алислава...

— Может, и не наша Алиса, — пожал плечами Олег. — Вы запах чуете?

— Да жрёт кто-то апельсины! — отмахнулся Лев.

— Да где? Поле кругом!

Ребята огляделись.

Олег видел, что никого нет кругом. А запах цитрусов был очень яркий, словно совсем рядом кто-то разломал фрукт.

Вскоре подъехала электричка. Она была полупустой, и поэтому ребята развалились на трёх скамейках, закинув ноги на спинки и подлокотники. После всех утомительных событий они решили немного расслабиться.

Уже утро. В поезде отключили свет, за окном вставало солнце.

Домой. Наконец-то!..

promo nilloleg april 22, 2016 09:17 15
Buy for 20 tokens
Видите эту юную, глазастую девушку на фотографии? Красивая, не так ли? Не заглядывая в статью, попробуйте представить, чем занимается эта милая девушка с Сахалина с зашкаливающей няшностью, так сказать? Просто забейте в поиск «катя кловер», уберите безопасные настройки и…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded