Нил Олег (nilloleg) wrote,
Нил Олег
nilloleg

Categories:

Какого лепса?!! или Во всем виноваты подушки!.. (часть1. продолжение 6)

Начало здесь: Во всём виноваты...
Предыдущая здесь

8

Остров Пьяных Лис. Западное побережье

Симеон Борзой решил не останавливаться на достигнутом. Первичный результат его вдохновил. На архипелаге явно было что искать!

Что ж! Вступаем в основную фазу расследования!




Группа, с которой он собирался отправиться на остров Пьяных Лис, состояла из трёх человек, работавших на разведку одной крупной державы, пожелавшей остаться неизвестной.

Первого звали, но он не шёл, ибо боялся. Имя его было Курлянд Арамиску. Невротик, быстро пьянеющий, часто погруженный в бредовые фантазии и в свои переживания. Он был очень толковым электронщиком и программистом, а также умел первоклассно водить всякие виды транспорта.

Второго не звали, он сам приходил. Навязчивый и бестолковый. Исполнительные балбесы всегда пригодятся. Крепкий, агрессивный, всегда готовый к бою. Несмотря на лёгкую интеллектуальную ограниченность, владел всеми видами оружия. Имя ему дали Грыгорый Бандэро.

Третий был самым опытным, матёрым уркой и хитрозадым мошенником, которого звать просто опасались за его жуткую силу, мышечную и немышечную. Эти его достоинства прятались под толстым-толстым слоем жира. Многие поражались данному сочетанию. Но это было так. Его имя было Методий Пурчел.

Команда была слаженная, и Борзой мог на них положиться. Когда-то он спас их от разведки родственной страны, очень удачно подставив вместо них троих коррумпированных (ясное дело!) чиновников. Затем он ещё не раз выручал их, и, благодаря этому, заручился их полной поддержкой.

Остров Пьяных Лис находился ближе всего к Охотничьему острову, отделённый от него узким проливом, по краям которого громоздились горы. Пролив этот образовался в результате сильнейшего землетрясения, в результате которого случился разлом коры, расколовший горный хребет на две части, а между ними море образовало пролив. Кстати, на острове Пьяных Лис действительно жили лисы-вегетарианцы, попавшие туда неведомым образом (может, ещё до потопа). Также на острове было множество гейзеров, пары которых опьяняли всякого, кто к ним подходил хоть на километр. Лисы всегда оказывались там быстрее всех – им тоже ничто человеческое было не чуждо, а уж дурное дело никогда не бывает хитрым, будучи таким доступным.

Несмотря на то, что соседние острова были обжитыми, на острове Пьяных Лис люди почему-то не селились. Одной из самых серьёзных причин этого в легендах называли то, что неведомым образом все колонисты, которые приезжали на остров, в первую же ночь видели жутко странные сны. На другое же утро все просто сбегали, позабыв все свои вещи. Правда ходили слухи о старце с Охотничьего острова из деревни Белогорье. Старец часто приходит на остров Пьяных Лис и периодически живёт там в заброшенном городке.

Курлянд вёл вертолёт низко, чтобы никакие военные не смогли засечь.


Борзой со шпионской троицей прибыли на остров Пьяных Лис с юго-востока. Они высадились дальше на западном побережье острова. Симеон решил для начала встретиться с легендарным старцем, а также обследовать юго-западное побережье. Информация, которую для Борзого раздобыла шпионская троица, касалась того, что именно на западе острова можно найти людей. Борзой предполагал, что это военные.

Заброшенный город наполовину выступал из-под воды. Когда-то до потопа тут протекала жизнь, полная южных страстей, курортных романов, пьяных развлечений и беспросветного безделья. Но теперь дома и улицы были полуразрушены, полузатоплены, заросли мхом, травой, кустами и лесом, покрылись ковром опавшей листвы и перегноем. Дикие животные пользовались заброшенным городом в своих целях, и тот постурбанистический пейзаж, что получился в результате, выглядел отнюдь не мёртвым городом. Но не было видно ни людей, ни следов их деятельности. Но всё же что-то было не то…

Арамиску был специалистом по поиску различных объектов. С помощью специальной аппаратуры для поиска живых объектов, наши герои быстро обнаружили первые результаты. Живых объектов, подходящих под описание человека, было такое множество, что приборы просто зашкалило.

Что за?!.. – Симеон был поражён этим обстоятельством, – Приборы лгут или правительство?!

Правительства всегда лгут, а вот прибор!.. – Курлянд скорчил обиженную рожу. – За свои приборы я ручаюсь! Тут кто-то есть!

Здницей чувствую, кто-то есть! – шипел Бандэро.

Да! – подтвердил Методий Пурчел, – Может, они невидимы?

И неслышимы и даже неощутимы! – добавил Грыгорый.

Что делать будем?.. – Борзой пытался продумать хоть какой-то план действий, – Курлянд, где они?

Они везде!

Не понимаю! Методий, направо, Грыгор, налево! Курлянд, пошли вперёд!

Они рассредоточились, держа друг друга в поле зрения. Прибор показывал, что объекты, определяемые, как человеческие существа, были повсюду. Вокруг. Рядом. В полуметре. В миллиметре. Справа. Слева. Спереди. Сзади. Всюду. Их были тысячи…

Но где?! – вскричал Курлянд, трясясь от страха.

Они бродили много часов, но так никого и не нашли.

Симеон решил передохнуть. Они присели на склоне горы. Арамиску ковырялся со своей аппаратурой, но никаких неисправностей не нашёл.

Значит, аппаратура не врёт? – Симеон пытался понять, что же показывают приборы, – Где же эти люди?

Это духи? Полтергейст? – предположил Методий.

- Параллельная реальность? – усмехнулся Пурчел.

В городе их нет, так? Где они могут быть? В небе? Или... Или где?.. – рассуждал Симеон, – Прибор реагирует на преграды?

Не совсем. Прибор настроен на живые объекты…

А на почву он реагирует?

Курлянд усмехнулся.

Они под землёй, – уверенно сказал Симеон. – Ты просто не настроил прибор на поиск по высоте, только по широте…

Так тут есть люди на самом деле?! – Бандэро вскочил. – Нам надо найти вход в их подземелье. Я видел три дыры.

Ещё вопрос: люди ли это вообще? Если это военные тут мутят что-то, тогда понятно, почему сигналы из-под земли, – сказал Борзой. – Но почему сигналов так много?.. Это странно!

Я видел ещё пару пещер, – сказал Методий Пурчел. – Если мы станем всё проверять, то что-нибудь найдём обязательно. Я это чувствую…

Пять пещер. Думаю, это ещё не всё. Шансы есть. Исследуем с воздуха, где наибольшее скопление, а может, что-нибудь увидим. Затея с самого начала была авантюрной, значит надо делать только авантюрные шаги! Полетели!

Вертолёт облетал территорию на высоте не более ста метров. Курлянд Арамиску следил по прибору, где было наибольшее скопление людей. Оказалось, что место их первичной посадки было наиболее многолюдно. Конечно, обследование всего острова на одном вертолете могло затянуться на срок больше месяца. Борзой решил обследовать пещеры, в которых было не так многолюдно.

Грыгорый Бандэро остался у вертолёта. Остальные пошли к одной из пещер, через которую могли бы выйти на контакт.

Перед входом висела табличка, на которой были наклеены яркие буквы из пластика: «Оставьте ваши упованья, входя сюда, поймите: вы идете в ад!»

Да, настраивало на позитив…

Это был канализационный туннель, ставший похожим на обычную пещеру. Над его обликом очень серьёзно поработала природа.

Курлянда пробрала такая кондрашка, что он решил закатить истерику.

Я не пойду в ад! Там ад! Там смерть! В моем контракте не предусмотрены непредусмотренные операции!

Лучше взгляни на приборы. Где люди?!

Да внизу они! Их там двое! Метров триста! Но я туда не иду! Вот вам прибор…

Но идти Курлянду пришлось. Пурчел взял напарника за шиворот, зажал его рот толстым пальцем и просто поволок в пещеру-коридор.

Пока ещё не поздно! Остановимся, а?! – чуть не плакал Курлянд, периодически высвобождая рот. – У меня очень-очень-очень дурные и жуткие предчувствия!

Фонари выхватывали из темноты какие-то полуразрушенные механизмы. Ржавые ошметки труб украшали стены, пол и местами потолок коридора. Крысы в испуге разбегались по закоулкам и дырам.

О Боже! – вдруг вскричал Курлянд и стал так брыкаться, что Методий не мог его удержать.

Фонари высветили во тьме хищную улыбку скелета.

Арамиску! – сквозь зубы тихо, но резко рявкнул Пурчел, – если ты не прекратишь свои истерики, то несколько пуль будут в твоей жопе! Закрой хлебало, уткнись в свой прибор и иди вперёд!

Ты сможешь! – успокаивающе сказал Симеон. – Ты способен со всем справиться! Курлянд, я верю в твою смелость, но я убью твой страх, а заодно и тебя, если ты хоть чуть-чуть проявишь слабость! Мой ствол готов стрелять! Ты сможешь справиться!

Курлянд успокоился, и они пошли вперёд. Какое-то время он молчал, но вскоре сказал:

Они уже рядом. Двадцать метров…

Приготовить оружие. Фонари на полную мощность, – приказал Симеон, – Внимание.

Свет фонарей осветил весь коридор. Метрах в пяти был перекрёсток, соединявший ещё пять коридоров, расходившихся в разные стороны. Два туннеля уходили вниз под косым углом, один вёл прямо вверх, два шли на таком же уровне. Все туннели были уже, чем тот, по которому шли наши герои.

Где они? – шепотом спросил Симеон.

К-к-к-к-к… – Курлянд заикался так, что не мог даже объяснить.

«Послал же мне Бог такого труса! Впрочем, в электронике он гений!..» – подумал Симеон, а вслух сказал:

Господи! Вдохни воздух глубоко и на выдохе скажи спокойно!

К-кажется, во втором коридоре слева, - шептал Курлянд.

Указанный коридор опускался под углом около двадцати градусов.

Далеко?

Пять метров.

Они фонарями пытались разогнать мрак коридора, но какой-то хлам, валявшийся на полу и свисавший с потолка, заграждал обзор.

Они подошли поближе с оружием наизготовку. Методий Пурчел шёл впереди, проводя очередной эксперимент с реальностью и с самим собой.

Вот он! – с жутью в шёпоте произнес Методий.

Фонари рассеяли тьму коридора…

9

Охотничий остров. Сарай

Марина. В этих звуках для Стаса на данный момент сконцентрировалось пятьдесят процентов чувственной Вселенной (первая половина была заключена в имени Стас).

В детстве это было не так. Присутствие Марины ощущалось им по-простому, как само собой разумеющееся. Он лишь теперь заметил, что это очень красивая девушка, что тело её такое гибкое, стройное, столько в ней милых изгибов, ямочек, складочек... Её лицо, оказывается, таило в себе столько!.. Стоило только Марине взглянуть ему в глаза, и он таял, как снег на солнце... Он мог часами с ней говорить – наедине с собой.

Но стоило ей заговорить с ним по-настоящему, в реальности, он мог окаменеть и замолкнуть, словно истукан. Она не удивлялась всему этому, и, видимо, ощущала нечто подобное, за исключением застывания речевого потока. У неё наоборот, смущение выражалось в непрекращающемся движении рта и таком словоизвержении, что слушать эту болтовню мог только Стас. Да и то, слушал он не её слова, но скорее звуки её голоса, а также внимал запахам её тела и всматривался в её очертания. Но такое общение было не столь частым, так как Стас иногда очень смущался и просто избегал прямого общения. Чаще он следил за девушкой из засады.

Стас наблюдал за Мариной из-за угла. Когда-то, в далеком детстве, он спокойно общался с ней, играл, по-детски непринужденно и просто. Теперь он смотрел на неё иначе. Он видел в этой девушке столько нового и необычного. В её фигуре появилось много таких странных скрытых микродвижений, от которых у Стаса просыпалось дикое желание слиться с Мариной в одно целое. Иногда он даже ощущал это единство. Но в этот момент Марина внезапно ловила его убегающий взгляд и с удивлением и с какими-то ещё непонятными чувствами смотрела на него. Это пугало юношу, и потому Стас чаще наблюдал за возлюбленной из-за угла, чтобы не чувствовать смущения и страха.

Чувствовала ли она то же, что и Стас? Этим вопросом он задавался часто, и занимался его разрешением, запершись от всех в туалете.

Хватит ммм... Трр!.. медитировать! – кричала ему Агнешка сквозь дверь. – Иди лучше дров наруби!

Стас выходил злой, кричал, что ему даже в туалет не дают нормально сходить.

Стас шёл в лес, прихватив топор и верёвку. Он решил, что подумает и помечтает о Марине на свежем воздухе в лесу, в одиночестве, подальше от цивилизации.

Он нашёл уютную полянку, где было много потенциальных дров, и ещё больше тишины и покоя.

И только он присел помечтать о Марине, как над головой раздался странный голос. Странность этого голоса заключалась в том, что он был на грани определений «человеческий» и «нечеловеческий», что фраза была им не сказана и не спета, и что звучала она словно по-матерному. Поначалу Стасу показалось, что это снова те странные голоса, что он слышал тогда в овраге.

Снова каркнул голос.

Нет. Те голоса (пришельцев, как их определил Стас) звучали словно изнутри, проникая в мозг. А этот голос был хоть и странный, но шёл сверху, с дерева.

Эй! – крикнул Стас. – Кто это тут ругается?!

Он поначалу никого не увидел наверху. Стас поднялся и стал вглядываться в просветы листвы. Там сидела крупная птица с очень умными большими глазами, которые временами казались человечьими, так как взгляд её был очень осмысленным. На вид она была немного безобразна, так как была покрыта перьями, которые скорее походили на пух, торчали как-то беспорядочно, причём окрашены они были очень неравномерно во все цвета радуги, так, что получалось нечто непонятное, почти неряшливое. Концы крыльев у неё оканчивались чем-то похожим на длинные пальцы с когтями, которыми, видимо, птица что-то могла брать. Было что-то общее у неё с пуликоном, вроном, куродятлом и ещё более древней птицей археоптериксом. Правда, было видно, что птица гораздо умнее не то что куродятлов, но и пуликонов и даже вронов. Она сидела на ветке, нахохлившись и нахмурившись, наблюдала за проявлениями человеческой активности. Видно было, что птица не боится человека, и даже не прочь немного изучить его на досуге.

Это ты кричишь?

Птица молчала, склонив голову набок, хитрым глазом оглядывая пришельца. Казалось, что это странное существо понимает юношу и вот-вот что-нибудь ответит... только подумает сначала.

Ты хочешь что-то мне сказать? – удивлённо вопросил Стас.

Птица молчала. Взгляд сообразительный, но – молчание. Потом птица кивнула головой, пожала плечами, вздохнула и, взмахнув крыльями, тяжко полетела прочь. Было видно, что это не очень-то хороший летун, так как тело птицы было приспособлено, вероятно, для других задач.

Стас смотрел вслед этому необычному существу, пытаясь понять, что хотела эта птица, и что такого удивительного сейчас произошло.

Стаса почему-то очень глубоко затронула встреча с этой необычной птицей, начисто выгнав из его головы фантазии о Марине. Он потом долго и неотступно размышлял об этом. Он нарубил дрова и собрался уходить, но тут заметил радужное перо среди травы. Это было перо той птицы, и Стас взял его...




Tags: #лепсы, фантастика, фэнтези
Subscribe

promo nilloleg april 22, 2016 09:17 15
Buy for 20 tokens
Видите эту юную, глазастую девушку на фотографии? Красивая, не так ли? Не заглядывая в статью, попробуйте представить, чем занимается эта милая девушка с Сахалина с зашкаливающей няшностью, так сказать? Просто забейте в поиск «катя кловер», уберите безопасные настройки и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments