Нил Олег (nilloleg) wrote,
Нил Олег
nilloleg

Categories:

Новохрамие

фантастический рассказ



Семён вернулся на Землю из транспространственной экспедиции. Тут прошло уже сто лет, но для него самого — лишь три.

Встречали его в космопорте двое чопорных агентов Комиссии по комиссиям. Толпа журналистов томилась ожиданием за кордоном.

— Как у вас тут? — спросил Семён одного агента, пока они втроем шли к выходу с космопорта, на пути к которому торчала толпа журналистов.

— А как было раньше? — спросил агент слева.

— Да дерьмо было раньше! — сказал агент справа, — Ведь тогда еще Священное место не почиталось, как теперь!

— Цыц ты! Не пророни всуе! — агент слева аж задрожал.

— Чего это вы?! — Семён удивленно воззрился на них.

Но в это время журналисты прорвали кордон и атаковали Семёна своими микрофонами, диктофонами, видеокамерами и видеотелефонами. Лишь через полчаса агенты отбили космонавта, кое-как запихнув его в трансобус, и отвезли в Центр полетов, прилетов и улетов.


Сделав предварительный допрос, комиссары по комиссиям отпустили Семёна отдохнуть, а сами занялись документацией. После отдыха ему назначили гида — миловидную девушку Шин. У Семёна возникла дикая мысль, что начальство пророчит ее ему в супруги. Девушка не производила легкоповеденческого впечатления, однако на скромное предложение космонавта заняться сексом, ответила «да», раскрасневшись аки роза майская. Закончив сие нескромное дело, они занялись делом настоящим.

Шин должна была показать новоприбывшему, что появилось за те сто лет, пока тот отсутствовал. На первом этапе адаптации она повезла его кататься по городу.

Самым примечательным оказались гигантские рекламные экраны, которые находились буквально во всех свободных людных местах города. Некоторые экраны были бесконечными, так что картинки там передвигались, казалось, за горизонт. Рекламировались такие странные товары и услуги, что Семён почувствовал себя реликтовым ископаемым. Эти товары были не то чтобы невероятными, просто Семёну показалось, что они совершенно не нужны человеку. Выщипыватель волос и козявок из носа и отдельно — выщипыватель и очиститель ушей. Пилки для обеих рук и ног с адаптацией под размер любого пальца. Какие-то ресничные «колесики». Носки и гольфы со встроенными ароматизаторами и воздухоподачей. Самораспаковывающиеся овощи. Собиратель и глушитель пуков. Трусы-туалет с системой охлаждения. И так далее.

Насмотревшись на всю эту ерунду, он попросил Шин показать ему что-то действительно важное. Она с сомнением смотрела на него, всё никак не решаясь.

— Ладно! Теперь я повезу тебя в Священное место. Поскольку ты мне нравишься, и у тебя такой темперамент, и ты так совокупляешься божественно, мы минуем второй этап адаптации. Священное место… — Шин закатила глаза в блаженстве.

— А! Это, верно, те домики ультрасинего цвета, в которых поют хоровые коллективы или что-то в этом роде?

— Да... — она несколько огорчилась его несколько пренебрежительному тону. Засомневалась.

— Мне безумно интересно, что там скрывается!

Они поехали к комплексу с синими домиками.

— Не совсем понимаю вашу таинственность... Шин, можно вопрос?

— Ну, давай!

— Где у вас тут можно что-нибудь пожрать?.. — Семён и не ожидал, что реакцией на его слова будет такая бурная истерика.

Шин испуганно отскочила от него, всхлипнула пару раз и вдруг заплакала, заревела в голос, причитая и вздрагивая всем телом.

Он не на шутку перепугался и стал успокаивать девушку, обвиняя себя в глупости и в полнейшем невежестве.

— Действительно, тебя ведь сто лет не было на Земле. Ничего, — она чуть успокоилась, — ты посетишь Священное место, и всё поймешь! И тогда ты уже не будешь ТАК говорить...

Они пришли к священному месту.

Служители в ярких одеждах и кепках с длиннющими козырьками чрезвычайно мило улыбнулись входящим. Они предложили поверх обуви надеть тапочки с надписью "Мак Шоперс", потом вручили им по кисточке и по чашечке с ароматической водой и провели их в чёрные ворота, за которыми скрывался парк.

Затем Шин повела Семёна к одной из множества ниш в стене. Тут Шин окропила водой торчавшую из стены железную фаллосообразную штуку, в следующей нише окропила серебряную, потом в следующей — медную, и, наконец, в последней нише окропила и облобызала золотую штучку. Семён порадовался, что она не заставила его совершать эти действия.

Посетители шли почти беспрерывно, но стена с нишами уходила далеко по окружности, скрываясь в парке за деревьями, так что ниш на всех хватало. Шин оставила кисточку и чашку в специальном многоярусном шкафу.

— Теперь к окошкам Повиновения перед Тем, Что Священно. Идём, — Шин повела его к ряду странных окошек. Это были круглые отверстия, и вместо стекла там были чёрные резиновые складки, скрывавшие тёмное отверстие.

Они подождали своей очереди, и Шин тут же сунула голову в окно. Через полминуты она освободилась. Семён заметил немного странную перемену в её лице, девушка ещё сильнее воодушевилась.

— Что мне говорить там? — спросил он у неё.

— Говорить не придётся. Но всегда говори только правду.

— А иначе — что?..

Шин покачала головой:

— Не задерживай очередь! Давай! Удачи!

Семён перекрестился и опасливо сунул голову в дыру окна.

"Не гильотина ли?" — мелькнула мысль.

Тьма поглотила всё.

Семён даже не успел ничего сказать, увидеть и услышать, как все его мысли уже были считаны, и самого его хорошенько зарядили. И теперь он, всё ещё ничего не видя и не слыша, предвкушал. Но — что?.. Мысли едва пробивались через эмоциональные всплески и неосознанные желания, что просто бурлили в душе, почти забивая сознание. Ему казалось, что прошел час, день, но когда окошко выплюнуло его, оказалось, что миновало не больше минуты.

— Слава Богу! Ты прошел испытание и теперь можешь войти в Священное место.

— Это было испытание? — смутное подозрение, что это была гильотина, несколько сгладило общее воодушевление. Но расспрашивать о судьбе тех, кто испытание не прошёл, Семён не стал.

Они прошли через белые двери в небольшой зал, где было большое количество моек.

— Тут священное место?

— Нет, это Зал омовения.

— Это все находится в гиперпространстве, ведь не может все поместиться в маленьком домике?

— Да, это новые технологии, — безразлично ответила Шин.

— Раньше гиперпространство применялось только в космосе...

— Надо омыть руки и умаститься благовониями. Следи за мной и учись, — она омыла руки в умывальне, шепча молитвы, потом растерла руки и лицо ароматическим порошком, затем возожгла благовонную палочку, вставив её в курильницу.

Семён с неохотой повторил все процедуры, и они пошли дальше. Воодушевление слегка рассеивалось. Судя по лицу Шин, у неё оно наоборот росло.

— Теперь в Зал Ожидания Очереди и Очищения от суеты мира.

— Ещё не всё! — вздохнул Семён.

— Не говори так, пожалуйста! — на грани истерики блаженства попросила она.

Они прошли в красные ворота, за которыми был большой зал. Тут тоже были окошки, похожие на те, что были в парке, но не только для головы, но и для рук, и были они не круглые, а треугольные.

— Шин, я голоден, как волк!

— Молчи! Терпи! Тут Священное место! Очищайся! Ты получишь всё, что захочешь, даже больше! Там истина! Там вся полнота бытия!.. Наша очередь!..

Люди отходили от окон с какими-то карточками в руках.

Шин всунулась в одно окошко, а Семёну пришлось влезть в соседнее освободившееся, к которому его подтолкнули.

Глас возгласил нечто наподобие прощения за грехи и невежество, предупредив, что незнание не освобождает от ответственности. Потом ему вручили набор цветных билетиков и вытолкнули в лоб.

— Никому тут рук не отрубали? — шепотом спросил он у Шин.

— Ходят такие слухи. Но ты им не верь! Это сектанты-еретики их распускают!

— Чего ради все эти церемонии? — спросил Семён себя, но Шин услыхала, истерически вздохнула и покачала головой.

Золотые ворота. Огромные, широкие, мощные, красивые... Торжественная музыка: орган, хор, оркестр. За воротами в длинном коридоре посетителей обволакивал свежий воздух и полумрак. Вдали был виден яркий свет, и сотни людей шли к нему.

Ощущения нарастали, возбуждение овладевало всем существом, ожидание тянуло — скорее туда, к свету! Скорее! И плевать на все!..

И вот — свет.

Семён и Шин вышли из коридора. Вначале яркий свет ослепил вошедших.

— Я счастлива! — воскликнула Шин, — А ты?

Зрение восстановилось, и Семён смог оглядеться. На сей раз это было такое гигантское помещение или пространство, что ни стен, ни потолка вообще не было видно, кроме той стены, где был вход, и где в сотне метров был выход. Сверху лился свет, словно из бесконечности. У Семёна родилось странное ощущение сомнения, за которое он уцепился, как за спасение, что способно было все объяснить.

— Когда-нибудь я останусь здесь насовсем, — сказала Шин, — Мак Шоперс уже предоставляет тут жильё! Тут так чудесно!

Семён посмотрел ей в глаза, они были странно пустые. Это его напугало. Он стал осматриваться. Все пространство было разделено невысокими перегородками на сектора, над каждым из которых висело табло с надписями. В каждом секторе были длинные коридоры с высокими полками, на которых лежало много всякого упакованного цветного и красивого. Люди бродили по секторам с тележками и складывали в них эти вещи. Семён пошел ближе к полкам, пока ещё не веря в то, о чём уже догадывался.

— Да ведь это... магазин!!! — обернулся он к Шин.

— Да! — радостно вскрикнула она, словно давясь своей радостью. — Тут ты можешь говорить всё, что вздумается!..

— Какая... — Семён чуть не выругался, — Иди, Шин, иди! Иди!

Она побежала с тележкой в гущу товаров, словно безумная хватая яркие упаковки...




— Как я сразу не догадался! Возбуждение потребностей и потом, как крючок, их удовлетворение... Всего лишь за сто лет превратить человечество в потребителя! В гения-потребителя и в идиота-потребителя! В суперпотребителя!.. Цель — сожрать всё, до чего можно дотянуться, превратив себя в одну сплошную потребность, а магазины превратив в храмы!.. Боже! Какой дурацкий потреблятский конец цивилизации!..

(написано в конце 90-х)



Tags: потреблятство, фантастика, ха-ха
Subscribe

promo nilloleg april 22, 2016 09:17 15
Buy for 20 tokens
Видите эту юную, глазастую девушку на фотографии? Красивая, не так ли? Не заглядывая в статью, попробуйте представить, чем занимается эта милая девушка с Сахалина с зашкаливающей няшностью, так сказать? Просто забейте в поиск «катя кловер», уберите безопасные настройки и…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment